Биология

Автор:Админ

Способ получения рассады стевии

Способ относится к растениеводству, в частности к способам укоренения зеленых черенков и выращивания рассады стевии. Применение данного способа способствует увеличению приживаемости зеленых черенков, ускорению получения полноцветной рассады и повышение ее полевой приживаемости вне защищенного грунта, улучшение фитосанитарного и экологического состояния растений и окружающей среды. Способ получения рассады стевии включает подготовку зеленых черенков. При этом зеленый черенок берут свежесрезанным с двумя парами листьев и помещают в индивидуальный вегетационный контейнер с почвенным субстратом с возможностью создания условия «влажной камеры», путем изоляции отдельно каждого зеленого черенка. Влажность почвенного субстрата составляет 75-80%. Среднесуточная температура воздуха — 20-23 deg;С. Относительная влажность воздуха — 65-70%. Срок получения рассады в течение 24-25 дней. 1 ил.

Способ получения рассады стевии, включающий подготовку зеленых черенков, отличающийся тем, что зеленый черенок берут свежесрезанным с двумя парами листьев и помещают в индивидуальный вегетационный контейнер с почвенным субстратом с возможностью создания условия «влажной камеры» путем изоляции отдельно каждого зеленого черенка, причем влажность почвенного субстрата составляет 75-80%, среднесуточная температура воздуха 20-23 deg;С, относительная влажность воздуха 65-70%, а срок получения рассады в течение 24-25 дней.

Область техники, к которой относится изобретениеИзобретение относится к растениеводству, в частности для укоренения зеленых черенков и выращивания рассады стевии (Stevia rebaudiana (Bertoni) Hemsley) без использования стимуляторов роста гетероуксиновой природы за счет создания оптимальных микроусловий (постоянная влажность воздуха — эффект «влажной камеры») для укоренения зеленых черенков, и может быть использовано как в условиях теплицы, так и вне защищенного грунта.УРОВЕНЬ ТЕХНИКИИзвестен способ получения рассады стевии укорененными зелеными черенками в рассадочных ящиках (см. Дзюба О.О. Автореф. канд. биол. наук, СПб, 1999; Дубянский М.М. Автореф. канд. с.-х. наук, Рамонь, 1999).Недостатком данного способа является невысокая приживаемость зеленых черенков.Известен способ получения укорененных черенков стевии (Stevia rebaudiana (Bertoni) Hemsley), включающий обработку черенков водным раствором индолилмасляной кислоты с концентрацией 50 мг/л путем их погружения в раствор с последующим укоренением во влажном субстрате, содержащим песок при повышенной влажности, при этом в качестве черенков для укоренения используют 2-3-дневные побеги, у которых на 2/3 срезают листовые пластинки, обработку раствором индолилмасляной кислоты в концентрации 50 мг/л проводят в течение 20-26 часов, а в качестве субстрата используют промытый речной песок (см. пат. РФ №2079267, Кл. A 01 G 1/00, опубл. 20.05.97).Недостатком данного способа является предварительная обработка зеленых черенков водой и стимуляторами роста, отсутствие изоляции растений в случае появления фитоинфекции.Наиболее близким по технической сущности и достаточному положительному эффекту и принятый авторами за прототип является способ получения рассады стевии укорененными зелеными черенками в рассадочных ящиках и бумажных кассетах (см. Зубенко В.Ф., Ковальчук М.И., Гресь Е.И. Сахарная свекла, 1992. — №6. — С.38-39).Недостатком данного способа является предварительная обработка зеленых черенков водой и стимуляторами роста, дополнительные операции по присыпке посадочного материала, отсутствие изоляции растений в случае появления фитоинфекции, нерегулируемая испаряемость воды листовой поверхностью, нарушение корневой рассады при извлечении рассады из ящиков перед посадкой.РАСКРЫТИЕ ИЗОБРЕТЕНИЯЗадачей предлагаемого изобретения является разработка простого в применении и экологически чистого способа выращивания рассады стевии из зеленых черенков.Технический результат, который может быть получен с помощью предлагаемого способа получения рассады стевии и индивидуального вегетационного контейнера, сводится к упрощению способа и невысокой его стоимости, к исключению появления фитоинфекции, высокой приживаемости и получению в больших объемах полноценной, хорошо развитой рассады стевии за счет создания в индивидуальных вегетационных контейнерах оптимальных микроусловий по типу «влажная камера».Технический результат достигается с помощью способа получения рассады стевии, включающей подготовку зеленых черенков, при этом зеленый черенок берут свежесрезанный с двумя парами листьев и помещают в индивидуальный вегетационный контейнер с почвенным субстратом с возможностью создания условия «влажной камеры» путем изоляции отдельно каждого зеленого черенка, причем влажность почвенного субстрата составляет 75-80%, среднесуточная температура воздуха — 20-23 deg;С, относительная влажность воздуха 65-70%, а срок получения рассады в течение 24-25 дней.С помощью индивидуального вегетационного контейнера, содержащего емкость в виде стакана, при этом он снабжен второй емкостью в виде стакана, который выполнен с возможностью вхождения в первую емкость до одновременного соприкосновения края верхней емкости с поверхностью почвенного субстрата и внутренней поверхностью первой емкости, при этом соприкосновение наступает при совпадении диаметров верхней и нижней емкости на уровне 4/5 высоты нижней емкости.Сущность предлагаемого изобретения заключается в том, что укоренение зеленых черенков стевии и выращивание рассады проводят в оригинальных индивидуальных вегетационных контейнерах, которые позволяют оптимизировать условия жизнедеятельности отдельных растений за счет создания микроусловий по типу «влажной камеры». Для нижней части контейнера, в которую помещают почвенный субстрат и свежесрезанный зеленый черенок, берут емкость в виде стакана, например, 200 мл, а для верхней части контейнера, которая изолирует отдельный зеленый черенок и создает условия «влажной камеры», берут емкость в виде стакана объемом 100 мл.Свежесрезанные черенки стевии без предварительной обработки, в отличие от способов с предварительной обработкой черенков водой и стимуляторами роста, помещают в увлажненный до 75-80% НВ (наименьшая влажность) почвенный субстрат на 4/5 высоты нижней части контейнера и накрывают верхней частью контейнера.Почвенный субстрат может быть представлен смесью чернозем + перегной (3:1) или чернозем + перлит (3:1). Возможно использование и других почвосмесей.Срок получения рассады с хорошо развитой надземной частью и корневой системой 24-25 дней, в отличие от общепринятой — 30 дней.Испытания показывают, что предложенный способ получения рассады стевии позволяет за счет создания в индивидуальных, например, полиэтиленовых вегетационных контейнерах эффекта «влажной камеры» контролировать испаряемость влаги листовой поверхности черенков и не проводить, в этом состоит отличие, обрезку листовой пластинки с целью уменьшения испаряющей поверхности. Это позволяет сохранить фотосинтетический потенциал листьев черенка, за счет которого улучшаются условия процесса синтеза пластических веществ в период укоренения зеленых черенков, роста и развития рассады стевии.Использование предложенного способа получения рассады позволяет повысить приживаемость зеленых черенков до 90-100%, сократить срок получения полноценной рассады до 25 дней, избежать повреждения корневой системы рассады при высадке в поле, что повышает полевую приживаемость рассады. Укоренение зеленых черенков в индивидуальных полиэтиленовых вегетационных контейнерах можно проводить не только в теплице, но весной и летом при переходе среднесуточной температуры воздуха через + 15 deg;С возможно размещение вегетационных контейнеров на стеллажах и поверхности почвы вне защищенного грунта, на открытых площадках.КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ ЧЕРТЕЖЕЙНа чертеже дан индивидуальный вегетационный контейнер, общий вид.ОСУЩЕСТВЛЕНИЕ ИЗОБРЕТЕНИЯИндивидуальный вегетационный контейнер состоит из первой (нижней) емкости 1 в виде стакана, например, объемом 200 мл и второй (верхней) емкости 2 в виде стакана меньшего объема, например, 100 мл, который выполнен с возможностью вхождения в первую емкость 1 до одновременного соприкосновения, образуя линию соприкосновения 3 края второй емкости 2 с поверхностью почвенного субстрата 4 и внутренней поверхностью первой емкости 1, при этом соприкосновение нарастает при совпадении диаметров первой и второй емкостей 1, 2 на уровне 4/5 высоты первой емкости 1, при этом дно первой (нижней) емкости 1 снабжено отверстиями 5, а в почвенный субстрат 4 посажен укореняемый зеленый черенок 6.ПРИМЕРЫ КОНКРЕТНОГО ВЫПОЛНЕНИЯ СПОСОБА ПОЛУЧЕНИЯ РАССАДЫ СТЕВИИ И ИНДИВИДУАЛЬНЫЙ ВЕГЕТАЦИОННЫЙ КОНТЕЙНЕР ДЛЯ ВЫПОЛНЕНИЯ ДАННОГО СПОСОБАПример 1. Опыт проводят в теплице. 100 свежесрезанных зеленых черенков 6 с двумя парами листьев помещают в первые (нижние) емкости 1 в виде стакана объемом 200 мл с почвенным субстратом 4. Влажность почвенного субстрата 4, состоящего из смеси чернозем + перегной (3:1), составляет 70% наименьшей влагоемкости, далее НВ. Среднесуточная температура воздуха в теплице составляет в период опыта +18…+20 deg;С, относительная влажность воздуха около 60%, затем первые (нижние) емкости 1 накрывают вторыми (верхними) емкостями 2, меньшими по объему и равными 100 мл с возможностью вхождения в первую емкость 1 до одновременного соприкосновения 3 края второй емкости 2 с поверхностью почвенного субстрата 4 и внутренней поверхностью первой емкости 1, при этом диаметры первой и второй емкости 1, 2 соприкоснулись на уровне 4/5 высоты первой емкости 1 и образовали «влажную камеру».Приживаемость черенков стевии составила на 12 день 92%. Срок получения готовой рассады 25 дней.Контроль. Все условия те же, но посадка свежесрезанных черенков стевии проводилась в рассадочные ящики по схеме 2 times;3 см. Приживаемость черенков на 12 день составила 68%.Пример 2. Опыт проводят в теплице, аналогично примеру 1, т.е. 100 свежесрезанных зеленых черенков 6 стевии с двумя парами листьев помещают в индивидуальные полиэтиленовые вегетационные контейнеры, но при этом влажность почвенного субстрата, состоящего из смеси чернозем + перлит (3:1), составляет 75% НВ. Среднесуточная температура воздуха в теплице составляет в период опыта +20…+21 deg;С, относительная влажность воздуха около 65%. Приживаемость черенков стевии составила на 12 день 98%. Срок получении готовой рассады 25 дней.Контроль. Все условия те же, но посадка свежесрезанных черенков стевии проводилась в рассадочные ящики по схеме 2 times;3 см. Приживаемость черенков на 12 день составила 72%.Пример №3Опыт проводят в теплице, аналогично примеру 1, т.е. 100 свежесрезанных зеленых черенков стевии с двумя парами листьев помещают в индивидуальные полиэтиленовые вегетационные контейнеры, но при этом влажность почвенного субстрата, состоящего из смеси чернозем + перегной (3:1), составляет 80% НВ. Среднесуточная температура воздуха в теплице составляет в период опыта +20…+23 deg;С, относительная влажность воздуха около 70%. Приживаемость черенков стевии составила на 12 день 99%. Срок получения рассады 24 дня.Контроль. Все условия те же, но посадка свежесрезанных черенков стевии проводилась в рассадочные ящики по схеме 2 times;3 см. Приживаемость черенков на 12 день составила 76%.Пример №4Опыт проводят на открытой площадке. 100 свежесрезанных зеленых черенков стевии с двумя парами листьев помещают в индивидуальные полиэтиленовые вегетационные контейнеры. Влажность почвенного субстрата, состоящего из смеси чернозем + перегной (3:1), составляла 90% НВ. Среднесуточная температура воздуха составляет в период опыта +17…+19 deg;С, относительная влажность воздуха около 85%. Приживаемость черенков стевии составила на 12 день 91%.Контроль. Все условия те же, но посадка свежесрезанных черенков стевии проводилась в рассадочные ящики по схеме 2 times;3 см. Приживаемость черенков на 12 день составила 42%. Срок получения готовой рассады 28-30 дней.Таким образом, проведение опытов по способу получения рассады стевии по примерам 2, 3 наиболее оптимальны, т.к. приживаемость черенков составляет 98-99% при влажности почвенного субстрата 75-80%, среднесуточной температуре 20-23 deg;С, относительной влажности воздуха 65-70%, а срок получения рассады стевии в течение 24-25 дней.Предлагаемое изобретение по сравнению с прототипом и другими известными техническими решениями имеет следующие преимущества:- увеличение приживаемости зеленых черенков стевии;- исключение предварительной обработки зеленых черенков перед посадкой стимуляторами роста и водой;- ускорение сроков получения полноценной рассады стевии и повышение ее полевой приживаемости;- возможность использования не только в условиях теплицы, но и вне защищенного грунта;- улучшение фитосанитарного и экологического состояния растений и окружающей среды.

Автор:Админ

Cовременная концепция регуляторной роли пептидов

УДК 612.115.3:612.115.064 CОВРЕМЕННАЯ КОНЦЕПЦИЯ РЕГУЛЯТОРНОЙ РОЛИ ПЕПТИДОВ ГЛИПРОЛИНОВОГО РЯДА В КОРРЕКЦИИ ФУНКЦИИ СИСТЕМЫ ГЕМОСТАЗА ПРИ РАЗВИТИИ САХАРНОГО ДИАБЕТА © 2013 г. *, **, *, *, ** * Московский государственный университет им. , биологический ф-т, 119991 Москва, Ленинские горы, 1, корп. 12 ** Институт молекулярной генетики РАН, 123182 Москва, пл. Академика Курчатова, 2 E-mail: Поступила в редакцию 29.06.2011 г. Представлены экспериментальные данные изучения терапевтического и профилактического антидиабетогенного эффекта ди-, трии тетрапептидов глипролинового ряда c дополнительным включением в разных положениях их молекул аргинина или лейцина. Результаты получены на двух моделях животных: с инсулинзависимым аллоксановым диабетом (1-го типа) и стойкой гипергликемией, подобной развитию инсулиннезависимого диабета (2-го типа) у человека. Показано, что интраназальное многократное введение пептидов Pro–Gly, Pro–Gly–Pro, Pro–Gly–Pro–Arg, Pro– Gly–Arg, Arg–Pro–Gly, Arg–Pro–Gly–Pro, Gly–Pro–Arg, Pro–Arg–Gly, Pro–Gly–Pro–Leu, Leu– Pro–Gly–Pro крысам c вызываемой разными путями гипергликемией приводило к сочетанному нормогликемическому и антитромботическому эффектам в плазме крови. Cформулирована концепция регуляторной роли пролинсодержащих коротких пептидов, заключающаяся в универсальности их действия в организме и направленная на регуляцию и системы гемостаза, и инсулярной системы во всем многообразии их физиологических и клинических проявлений. DOI: 10.7868/S0002332913040103 Одна из задач современной физиологии и медицины – создание высокоэффективных лекарственных средств, обладающих широким спектром действия с минимальным побочным влиянием. В последнее время в ряду таких препаратов появляются пептидные биорегуляторы с высокой полифункциональностью, относящиеся к классу глипролинов. Регуляторные пептиды глипролинового ряда, включающие в себя последовательность аминокислот Pro–Gly, Pro–Gly–Pro и Gly– Pro, постоянно образуются в организме при деградации и синтезе коллагена (Ашмарин и др., 1998), повышая при этом в кровотоке человека и животных противосвертывающий потенциал. Этот эффект глипролинов в организме обусловловливается их способностью усиливать антикоагулянтные, фибринолитические, антифибринстабилизирующие и антитромбоцитарные свойства плазмы крови (Lyapina et al., 2000; Черкасова и др., 2001; Ашмарин и др., 2002; Ляпина и др., 2006;), благодаря чему они препятствуют процессам тромбообразования и защищают организм от развития тромботических осложнений при их угрозе (Ашмарин и др., 2008). При таких заболеваниях, как атеросклероз, сахарный диабет и другие, возникающие изменения параметров системы гемостаза в сторону гиперкоагуляции связаны со значительной частотой венозного тромбообразования (Кудряшов, 1993). Инсулинзависимый сахарный диабет (ИЗСД) обычно сопровождается угнетением функциональной активности противосвертывающей системы (ПСС), т.е. ее антикоагулянтного, фибринолитического и антитромбоцитарного звеньев. Гиперкоагуляция при ИЗСД наблюдается как у людей, так и у животных с экспериментальным сахарным диабетом (Кудряшов, 1993; Балаболкин и др., 2005). Установлено, что пролинсодержащие пептиды обусловливают в организме профилактический антидиабетогенный эффект при развитии экспериментального ИЗСД. Об этом свидетельствуют исследования гипогликемического действия глипролинов Pro–Gly, Pro–Gly–Pro в условиях провокации развития ИЗСД аллоксаном (Ляпина и др., 2002). Обнаружено также, что при экспериментальном аллоксановом диабете эти регуляторные пептиды препятствуют процессам фибринои тромбообразования, а также агрегации тромбоцитов, т.е. оказывают корригирующее действие на функциональное состояние системы гемостаза, приводя ее к физиологической норме (Пасторова и др., 2003; Ляпина и др., 2006). Это может быть связано с ингибированием свертывающей активности тромбина и агрегации тромбоцитов, обусловленным пролинсодержащими пептидами Pro–Gly, Pro–Gly–Pro, Phe–Pro–Gly–Pro (Ашмарин и др., 2008), Arg–Pro–Pro–Gly–Phe, являющимся фрагментом брадикинина (Hasan et al., 2003). Описана физиологическая роль аргининсодержащих пептидов: RGD-содержащих, киоторфина, тафцина, которые также приводят к антитромбоцитарному эффекту (Закуцкий и др., 2008). Продемонстрировано усиление стабильности трипептида Gly–Pro–Arg, входящего в структуру молекулы коллагена, вследствие присоединения к дипептиду Gly–Pro аргинина. Эта аминокислота вносит максимальный вклад в местную стабильность тройной спирали коллагена и также имеет значение при электростатическом взаимодействии образующих его фибрилл (Yang et al., 1999; Brunini et al., 2007). L-аргинин называют аминокислотой кардиологии и иммунологии. Он вырабатывает в организме оксид азота (NO), который возникает в ходе комплексной окислительной реакции, катализируемой группой ферментов NO-синтаз в присутствии кофакторов, образующих в совокупности систему L-аргинин–NO. По механизму отрицательной обратной связи происходит регуляция NO-синтазы. NO принимает участие в реализации ряда физиологических функций – вазодилатации, нейротрансмиссии, снижении агрегации тромбоцитов, регуляции тонуса гладких мышц и др. (Napoli et al., 2007). Поэтому в присутствии аргинина в кровотоке наблюдаются ингибирование свертывания, активация фибринолиза, повышение антитромбоцитарной активности, улучшение реологических свойств крови, нормализация уровня сахара в крови (Баркаган, Мамот, 2001; Brunini et al., 2007), нейтрализация свободных радикалов (McConell, 2007), возникающих при некоторых видах патологии, в том числе и при сахарном диабете (Mendez, Balderas, 2006). Благодаря указанным свойствам аргинин снижает риск развития заболеваний сердечно-сосудистой системы, атеросклероза и сахарного диабета (McConell, 2007). При недостатке аргинина в организме повышается опасность развития диабета 2-го типа (инсулиннезависимого (ИНЗСД)), так как в организме возникает невосприимчивость инсулинчувствительных тканей к действию инсулина (Kashyap et al., 2008; Tessari et al., 2010). При назначении L-аргинина пациентам с диабетом 2-го типа растет чувствительность к инсулину периферических рецепторов и рецепторов печени (Piatti et al., 2001; Lu et al., 2006; Mendez, Balderas, 2006), потенцируется развитие капилляров в скелетных мышцах (МсСonell, 2007), ингибируется гликозилирование гемоглобина и перекисное окисление липидов, что снижает вероятность возникновения осложнений (Schmieder et al., 2007). Кроме того, препарат комплекса аргинин– цинк эффективно применяется в профилактике сердечно-сосудистых осложнений у больных сахарным диабетом, так как оказывает антиоксидантное действие и улучшает показатели в системе аргинин–NO (Топчий, 2008). Другая аминокислота, включенная в состав глипролинов, – лейцин. Она играет не менее важную роль в проявлении гипогликемического эффекта, так как стимулирует выработку инсулина и предотвращает мутации митохондриального гена как одной из причин развития диабета (Балаболкин и др., 2008). Гипогликемическая активность лейцина может усиливаться под влиянием фруктозы (Duttaroy et al., 2005). Наряду с этим лейцин оказывает иммуностимулирующее и анаболическое действие, активирует клеточный и гуморальный иммунитет, повышает функцию фагоцитов, активирует процессы биосинтеза аминокислот, их предшественников и метаболитов. Кроме того, он уменьшает нарушения обмена веществ, возникающие при стрессе, являясь исходным веществом для синтеза белка и эндогенных биорегуляторов (Rosenthal, 2008). Расширение спектра исследования роли регуляторных пептидов класса глипролинов в процессах гемостаза при развитии гипергликемических состояний представляется весьма актуальным и перспективным как для фундаментальной физиологии, так и для практической медицины. В работе обобщены собственные экспериментальные данные по комплексному изучению состояния плазменно-тромбоцитарного гемостаза при действии регуляторных пептидов глипролинового ряда Pro–Gly (PG) и Pro–Gly–Pro (PGP) и глипролинов, дополнительно включающих в себя с N-, С-концов или внутри молекулы такие аминокислоты, как аргинин или лейцин (Arg– Pro–Gly (RPG), Arg–Pro–Gly–Pro (RPGP), Pro– Arg–Gly (РRG), Pro–Gly–Arg (PGR), Pro–Gly– Pro–Arg (PGPR), Gly–Pro–Arg (GPR), Pro–Gly– Pro–Leu (PGPL) и Leu–Pro–Gly–Pro (LPGP)) в условиях развития диабета 1-го типа (ИЗСД) и 2-го типа (ИНЗСД). МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ Препараты регуляторных пептидов PG, PGP, RPG, РRG, PGR, PGPR, GPR, RPGP, PGPL, LPGP, синтезированных в Институте молекулярной генетики РАН, вводились для выявления их способности осуществлять как профилактическое, так и терапевтическое антидиабетогенное действие в организме при сочетанном влиянии на параметры системы гемостаза в условиях развития эксперименталь ых ИЗСД и ИНЗСД. Использовался наиболее эффективный и неинвазивный способ применения в организме регуляторных пептидов – интраназальный, при котором препараты не вступают в контакт с кислой средой желудка, не подвергаются действию пищеварительных ферментов и могут непосредственно поступать в кровоток (Беллер, 2006). Экспериментальный ИЗСД у крыс вызывали однократной инъекцией в v. jugularis раствора диабетогенного метаболита аллоксана фирмы «Spofa» (Чехия) в дозе 37.5 мг/кг после 18–24-часового голодания животных. Для изучения профилактического антидиабетогенного действия глипролинов перед введением аллоксана опытным крысам многократно (1 раз в сутки через каждые 24 ч) интраназально вводили пептиды в дозе 1 мг/кг массы тела, а контрольным при тех же условиях – 0.85%-ный раствор NaCl. Для изучения терапевтического антидиабетогенного действия глипролины вводили на фоне уже развившегося ИЗСД (через 4–5 сут после введения аллоксана). Стойкую гипергликемию, подобную развитию ИНЗСД, моделировали пероральным введением глюкозы животным в течение длительного времени. Эксперименты проводили следующим образом: сначала в организм крыс перорально вводили 40%-ную глюкозу в течение 15 сут, а затем при продолжающемся применении глюкозы одновременно в течение 5–7 сут интраназально вводили опытным группам пептиды (в дозе 1 мг/кг массы тела крыс 1 раз в сутки), а контрольным – 0.85%-ный раствор NaCl. Анализ содержания сахара в крови и определения показателей гемостаза проводили через 30 мин после последнего введения пептидов и через 7 сут после отмены их введения при продолжавшемся ежедневном поступлении глюкозы в организм. В работе использовались стандартные коагулологические тесты: активированного частичного тромбопластинового времени (АЧТВ), суммарной фибринолитической активности (СФА), неферментативного фибринолиза (НФ), активности тканевого активатора плазминогена (ТАП) (Kudrjashov, Lyapina, 1986; Баркаган, Мамот, 2001; Долгов и др., 2005), хагеманзависимого фибринолиза (ХЗФ) (тест-наборы фирмы «Ренам», Россия) и индуцированной аденозин-5″-дифосфатом (АДФ) агрегации тромбоцитов (Берковский и др., 2003). В отдельных сериях экспериментов определяли параметры коагулограммы Т1 (начало свертывания), Т2 (конец свертывания) и Т (общая продолжительность времени свертывания) на коагулографе Н334 (Россия). Количественное определение содержания сахара в плазме крови проводилось с помощью биохимического анализатора OneTouch Horizon (США). РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ В экспериментах по выявлению профилактического действия глипролинов при моделировании у крыс ИЗСД вначале было показано, что через 1 ч после последнего введения PGPR, PGR и GPR в течение 7 сут у опытных (нормальных, до введения аллоксана) крыс происходила активация противосвертывающего потенциала крови: значения АЧТВ, СФА, НФ, активности ТАП в 1.5–2 раза превышали те же значения у контрольных животных. Наряду с этим в опытных группах крыс наблюдались уменьшение агрегации тромбоцитов (в среднем на 30%) и усиление (в 3–4 раза) ХЗФ. Далее для развития ИЗСД вводили аллоксан. Через 7 и 14 сут после введения аллоксана у контрольной группы животных отмечалось развитие ИЗСД тяжелой степени (уровень сахара повышался почти в 2.5–3 раза по сравнению с исходным значением), сопровождавшегося гиперкоагуляцией, о чем свидетельствуют значения АЧТВ, СФА, НФ и активности ТАП, которые достоверно снижаются. У опытных животных в эти сроки параметры гемостаза были близки к параметрам, наблюдаемым у здоровых крыс, при этом фибринолиз в тесте ХЗФ был выше у крыс, получавших PGR. В плазме крови опытных крыс, получавших GPR, показатели фибринолиза (СФА, НФ, активность ТАП) превышали контрольные значения в 2–4 раза. Это свидетельствует о высокой защитной противотромботической функции трипептидов. В то же время у опытных животных, получавших PGR и GPR, уровень сахара в крови не отличался от нормы, тогда как после введения аллоксана крысам на фоне пептида PGPR к 7-м и 14-м сут уровень сахара в крови хотя и снижался в отличие от контроля, но превышал норму. Наиболее длительные (на протяжении трех недель после отмены) положительные сдвиги в инсулярной и противосвертывающей системах отмечались при применении GPR (Ульянов и др., 2009; Ляпина и др., 2010а). Таким образом, аргининсодержащие пептиды обладают профилактическим антидиабетогенным действием и способны защищать организм животных от депрессии функции ПСС, вызываеhyphen

Автор:Админ

Влияние уровня фно-α на эффективность

јнеми¤ ¤вл¤етс¤ частым и опасным осложнением у больных различными формами гемобластозов. ¬ целом частота ее встречаемости среди онкогематологических пациентов колеблетс¤ от 30 до 80% .  линически анеми¤ про¤вл¤етс¤ общей слабостью, быстрой утомл¤емостью, головными бол¤ми, снижением умственной и физической активности, подавленностью, одышкой, бледностью кожных покровов, тахикардией, в некоторых случа¤х — снижением артериального давлени¤, а у пожилых пациентов — по¤влением или учащением приступов стенокардии . ћногообразна¤ симптоматика анемии в конечном счете в значительной мере ухудшает качество жизни больных, привод¤ к депрессии, потере трудоспособности и дезадаптации в семейной и общественной жизни .  роме того, анеми¤ ухудшает прогноз солидных опухолей, множественной миеломы, лимфом и лейкозов. “ак, L. Moullet и соавт. , изучив продолжительность жизни 1077 больных с неходжкинскими лимфомами, установили, что медиана общей выживаемости у пациентов с анемией была существенно ниже и составл¤ла 47 мес, в то врем¤ как у больных без анемии — 146 мес. ” пациентов с анемией в период проведени¤ химиотерапевтического или комбинированного лечени¤ снижаетс¤ их эффективность и увеличиваетс¤ частота летальных исходов. ¬ патогенезе анемии у больных гемобластозами участвуют многие механизмы.   ним относ¤тс¤ вытеснение нормального гемопоэза и замещение его опухолевыми клетками, гемолиз со значительным уменьшением периода жизни эритроцитов, снижение выработки эндогенного эритропоэтина, а также угнетение эритроидного ростка провоспалительными цитокинами . »звестно, что взаимодействие опухолевых клеток и иммунной системы приводит к активации макрофагов с последующим повышением продукции таких цитокинов, как интерлейкин-1?, интерлейкин-6, фактор некроза опухоли-? (‘Ќќ-?) и ‘Ќќ-?, интерферон-? . ÷итокины усиливают апоптоз клеток, подавл¤ют процесс дифференцировки клеток-предшественников эритроидного р¤да и угнетают выработку эндогенного эритропоэтина. ќни также нарушают утилизацию железа энтероцитами кишечника, его метаболизм и поступление в клетки эритрона. Ето происходит опосредованно через повышенную продукцию гормона гепцидина, блокирующего выработку ферропортина, который в норме обеспечивает необходимое количество железа в сыворотке крови . ¬ результате снижаетс¤ высвобождение железа из макрофагов, нарушаетс¤ его ассимил¤- ци¤ в эритроциты, что приводит к функциональному дефициту железа. ѕри этом в крови может определ¤тьс¤ сниженное содержание сывороточного железа, но одновременно вы¤вл¤етс¤ повышенный уровень ферритина, а эритроциты могут носить даже признаки гипохромных анемий. “аким образом, провоспалительные цитокины в конечном итоге привод¤т к снижению содержани¤ сывороточного железа и к увеличению синтеза ферритина с повышенным депонированием железа в макрофагах и гепатоцитах, что и составл¤ет целый комплекс так называемого функционального дефицита железа . ¬ развитии анемии при солидных и гематологических опухол¤х имеет значение нарушение питани¤ (дефицит белков, витаминов); аутоиммунный гемолиз, мембранные дефекты эритроцитов со значительным уменьшением периода их жизни; усиленное депонирование и секвестраци¤ клеток крови в селезенке; избыточный фиброз костной ткани; микротромбоз вследствие ƒ¬—- синдрома; усиление свободнорадикального окислени¤ липидов, обусловленного увеличением продукции свободных радикалов и депрессией антиоксидантной системы организма (особенно в процессе противоопухолевого лечени¤), а также геморрагический синдром . ¬ качестве коррекции анемии у онкогематологических больных традиционно примен¤ют трансфузии эритроцитов. ќсновными показани¤ми дл¤ переливаний эритроцитов считаютс¤ анеми¤ с уровнем гемоглобина T 80 г/л и наличие циркул¤торных нарушений. ¬ то же врем¤ анеми¤ с уровнем Hb 80 г/л уже не ¤вл¤етс¤ показанием дл¤ трансфузий эритроцитов. ќднако такие показатели крови могут неблагопри¤тно отражатьс¤ на общем самочувствии пациентов, снижа¤ качество их жизни, существенно наруша¤ социальную адаптацию и работоспособность . ѕоэтому с 90-х гг. XX столети¤ дл¤ коррекции анемии у онкогематологических больных примен¤ют эритропоэзстимулирующие препараты (Еѕќ), которые существенно уменьшают про¤влени¤ анемии и улучшают качество жизни пациентов . ¬ то же врем¤ показано, что использование Еѕќ не всегда позвол¤ет добитьс¤ улучшени¤ самочувстви¤ больного и нормализации уровн¤ гемоглобина . ” 30-40% пациентов не наблюдаетс¤ положительного ответа на Еѕќ, в то врем¤ как стоимость такого лечени¤ составл¤ет от 90 до 240 тыс. руб. ¬ св¤зи с этим встает вопрос о целесообразности применени¤ Еѕќ в каждом конкретном случае и необходимости определени¤ тех или иных факторов, способных прогнозировать положительный ответ на терапию. ¬ качестве таких лабораторных показателей привод¤тс¤ исходный низкий сывороточный уровень эритропоэтина, увеличение числа ретикулоцитов на фоне терапии Еѕќ, нормальный уровень ферритина сыворотки крови, удовлетворительное насыщение трансферрина, а также повышение уровн¤ гемоглобина у пациентов в первые недели лечени¤ Еѕќ . ќднако данные лабораторные критерии недостаточно показательны. ѕоэтому мы изучили информативность уровн¤ ‘Ќќ-?, участвующего в патогенезе анемии, в плане возможности использовани¤ его как фактора прогноза эффективности терапии Еѕќ. ÷ель работы — вы¤снить вли¤ние ‘Ќќ-? на эффективность терапии анемического синдрома препаратами рекомбинантного эритропоэтина альфа у больных лимфопролиферативными заболевани¤ми и оценить возможность его использовани¤ в качестве прогностического маркера положительного ответа на терапию Еѕќ. ћатериалы и методы ѕод нашим наблюдением находилс¤ 21 пациент с лимфопролиферативным заболеванием с анемией, с целью коррекции которой был назначен рекомбинантный эпоэтин альфа — Еральфон («јќ Ђ‘арм- ‘ирма Ђ—отексї, –осси¤). ¬ исследуемую группу вошли больные хроническим лимфолейкозом (n=5), индолентными формами неходжкинских лимфом (n=7) и множественной миеломой (n=9). ¬озраст больных колебалс¤ от 49 до 80 лет (63,6±8,2 года). Еральфон назначали пациентам с анемией (уровень гемоглобина 100 г/л) в соответствии с рекомендаци¤ми NCCN, ASH, ASCO . ¬се больные ранее получили не менее 3 курсов химиотерапии. “рем пациентам перед терапией Еѕќ ввиду опасности циркул¤торных нарушений (Hb 65 г/л) проводились трансфузии эритроцитов, после которых уровень гемоглобина у них колебалс¤ от 80 г/л до 100 г/л. ¬ исследование не включались больные с кровотечением, гемолизом, дефицитом железа или витамина ¬12. Ћечение препаратами Еѕќ проводили в стандартных дозах из расчета 150 ћ≈/кг массы тела 3 раза в нед подкожно (недельна¤ доза составл¤ла 450 ћ≈/кг) параллельно с курсовым химиотерапевтическим лечением. —редн¤¤ продолжительность терапии Еѕќ составила 10,1±3,6 нед (4-16 нед). ѕеред назначением препаратов Еѕќ определ¤ли исходные показатели гемограммы (уровень гемоглобина, гематокрит, эритроциты, ретикулоциты) и уровень ‘Ќќ-? сыворотки крови. ƒл¤ определени¤ уровн¤ ‘Ќќ-? использовали реактивы фирмы ќќќ Ђѕротеиновый контурї (набор реагентов ЂPro Con TNF-alphaї дл¤ количественного определени¤ ‘Ќќ-? человека), г. —анкт-ѕетербург. –езультаты оценивались по уровню прироста гемоглобина. ѕоложительным ответом на лечение считали увеличение за врем¤ терапии препаратами Еѕќ уровн¤ Hb на 20 г/л или до нормальных цифр ( d 120 г/л), а ежемес¤чный его прирост составл¤л d 10 г/л. ѕри достижении целевого уровн¤ Hb ( d 120 г/л) терапию Еѕќ отмен¤ли. ѕри очень быстром увеличении уровн¤ гемоглобина ( 20 г/л в мес) дозу препарата редуцировали на 25-50% по сравнению с исходной. ѕрепарат отмен¤ли при достижении целевого уровн¤ гемоглобина ( T 120 г/л), а также при отсутствии положительного ответа в течение 8-12 нед. —татистическую обработку проводили при помощи созданной электронной базы данных, в которую вносили исследуемые показатели. –асчеты выполн¤лись с использованием прикладных программ Microsoft Windows (Microsoft Excel, Ver. 2000) и STATISTICA 5.0 for Windows. –езультаты исследовани¤ ¬ целом по группе положительный ответ на лечение Еѕќ наблюдалс¤ у 13 (61,9%) из 21 больного. ќтмечалось увеличение (p 0,01) уровн¤ гемоглобина с 86,8±18,5 г/л (46-100 г/л) до 111,4±26,5 г/л (67-147 г/л), числа эритроцитов — с 2,78±0,74?1012/л (1,30-3,50?1012/л) до 3,50±0,93?1012/л (2,08-4,78?1012/л), уровн¤ гематокрита с 26,8±6,3% (13,4-32,7%) до 34,9±6,8% (20,6-46,2%). Ќа 2-3-й неделе лечени¤ Еѕќ констатировали повышение числа ретикулоцитов с 28,1±10,9?109/л до 79,9±50,3?109/л. ¬ группе больных, ответивших на лечение эпоэтином альфа, ежемес¤чный прирост гемоглобина составил 19,2±14,4 г/л. ¬ то же врем¤ в группе пациентов с отрицательным ответом на терапию Еѕќ прирост гемоглобина (Hb) был гораздо меньше (1,3±4,3 г/л) (табл. 1). ћежду тем продолжительность лечени¤ эральфоном в группах ответивших и не ответивших на Еѕќ различалась незначительно, 9,5±3,4 нед против 11,1±3,3 нед соответственно (p 0,05). ѕри этом у 4 из 13 больных с положительным ответом на терапию Еѕќ уже спуст¤ 4 нед лечени¤ уровень Hb повысилс¤ более, чем на 20 г/л (с 23 г/л до 55 г/л). ѕоэтому у этих пациентов доза препарата была снижена на 1/3 от исходной дозы, т. е. вместо 3 раз в нед рекомбинантный эритропоэтин вводили 2 раза в нед по 10 000 ћ≈ (из расчета 300 ћ≈/кг в нед). “ака¤ тактика позвол¤ла предотвратить осложнени¤, св¤занные с быстрым приростом гемоглобина (артериальна¤ гипертензи¤, тромбоз сосудов, нарушение мозгового кровообращени¤). Ћишь у 1 (из этих четверых) пациентки 56 лет с диагнозом фолликул¤рна¤ лимфома IV A ст., страдающей гипертонической болезнью, на фоне терапии Еѕќ, несмотр¤ на прием антигипертензивных средств (эналаприл по 10 мг 2 раза в день), наблюдалс¤ подъем артериального давлени¤ со 130/80 до 170/100 мм рт. ст. с последующим развитием нару ени¤ мозгового кровообращени¤ (заторможенность сознани¤, расстройство речи, парез левой верхней конечности). ” этой пациентки уровень Hb с 88 г/л в течение 4 нед лечени¤ Еѕќ повысилс¤ до 112 г/л. Еральфон был отменен, совместно с неврологом начата терапи¤ возникшего осложнени¤. „ерез 1 сутки все двигательные и речевые функции восстановились. Ѕольна¤ в течение 3 мес наблюдалась, не получа¤ ни химиотерапию, ни препараты рекомбинантного эритропоэтина. «а этот период у пациентки уровень гемоглобина снизилс¤ до 91 г/л. Ћечение эральфоном под контролем артериального давлени¤ и на фоне гипотензивных препаратов было возобновлено, но по 10 000 ћ≈ 2 раза в нед. ” всех пациентов перед назначением Еѕќ исследовалс¤ уровень ‘Ќќ-? в сыворотке крови. ¬ы- ¤влено его колебание в широких пределах от 3,2 до 484,3 пг/мл (50,2±110,5 пг/мл).  ак видно на рисунке 1, коррел¤ционной зависимости между уровн¤ми гемоглобина и ‘Ќќ-? найдено не было (r=+0,049, p 0,5). ќднако, распределив всех больных на группы с низким ( T 15 пг/мл) и высоким ( 15 пг/мл) уровн¤ми ‘Ќќ-?, мы вы¤вили принципиальное различие в ответе больного на терапию препаратами Еѕќ. ¬ группе с низким уровнем ‘Ќќ-? (от 3,2 до 13,2 пг/мл) на терапию Еѕќ ответили 13 (92,9%) из 14 больных. ¬ то же врем¤ в группе больных с высоким уровнем ‘Ќќ-? (от 19,2 до 484,3 пг/мл) ни у одного из 7 пациентов не было зафиксировано положительного ответа на лечение (табл. 2). Ѕолее того, у 2 больных с уровнем ‘Ќќ-? 15 пг/мл отмечалось снижение уровн¤ гемоглобина. ѕопытка увеличени¤ дозы эпоэтина альфа в 2 раза (900 ћ≈/кг в нед) дл¤ преодолени¤ резистентности к препарату была безуспешной. ¬ целом по группе больных обнаружена достоверна¤ обратно пропорциональна¤ коррел¤ционна¤ св¤зь уровн¤ ‘Ќќ-? с ответом на лечение Еѕќ (r=-0,487; p 0,03), что нагл¤дно представлено на рисунке 2. “аким образом, полученные данные, на наш взгл¤д, свидетельствуют о том, что исходный уровень ‘Ќќ-? в сыворотке крови можно использовать дл¤ прогноза эффективности лечени¤ Еѕќ. ¬еро¤тность предсказани¤ положительного ответа на терапию эпоэтином альфа у пациентов с низким уровнем ‘Ќќ-? составила 92,9%. “акой показатель может быть даже более ценным, чем определение уровн¤ сывороточного эритропоэтина, числа ретикулоцитов и ферритина сыворотки, которые, как установлено, позвол¤ют предсказать ответ с веро¤тностью приблизительно 70-90% . ќбсуждение јнемический синдром у больных онкологическими заболевани¤ми ухудшает физическое, социальное, эмоциональное благополучие, снижает веро¤тность ответа на противоопухолевое лечение, ухудшает прогноз общей и бессобытийной выживаемости больных . ƒл¤ коррекции анемии используют переливани¤ эритроцитов, благодар¤ которым достигаетс¤ быстрое улучшение общего состо¤ни¤ пациента, но, как правило, не стойкое (не более 3-4 нед ).  роме того, существует риск развити¤ посттрансфузионных осложнений, таких как гемолитические реакции, перенос трансмиссивных инфекций (вирусные гепатиты ¬ и —, ¬»„- инфекци¤, ÷ћ¬-инфекци¤ и др.), а при частых трансфузи¤х эритроцитов — гемосидероза с необратимыми последстви¤ми в виде сердечной, печеночной недостаточности. ѕоэтому в насто¤щее врем¤ показани¤ к трансфузионной терапии существенно сократились. ќни ограничиваютс¤ лишь теми нижними пределами уровн¤ гемоглобина ( 70-80 г/л) и эритроцитов ( 2,3-2,5?1012/л), которые позвол¤ют уменьшить риск циркул¤торных осложнений, потенциально опасных дл¤ жизни . ќднако така¤ ограничивающа¤ тактика не всегда обеспечивает удовлетворительное качество жизни больных, так как при таких показател¤х красной крови у больных могут сохран¤тьс¤ слабость, снижение работоспособности, головна¤ боль, одышка.  роме того, через 3-4 нед у пациентов возникает потребность в повторных переливани¤х эритроцитов . ¬ последние годы дл¤ коррекции анемии у больных лимфомами, множественной миеломой и хроническим лимфолейкозом в комплексе с химиопрепаратами широко используют метод медикаментозной стимул¤ции эритроидного ростка. ќн позвол¤ет быстро улучшить общее состо¤ние больного и качество его жизни, в течение 2-3 мес достичь нормальных показателей красной крови, а главное, сократить число трансфузий или вовсе отказатьс¤ от них . Еффективность Еѕќ-терапии у больных лимфоидными опухол¤ми составл¤ет 60-70% . ¬ нашем исследовании в целом по группе больных с анемией эффективность эпоэтина альфа составила 61,9%. —тоимость такого метода лечени¤ дл¤ одного больного составл¤ет 90-240 тыс. руб. (в нашем исследовании с использованием отечественного эпоэтина альфа стоимость составл¤ла от 40 до 200 тыс. руб.). ¬ св¤зи с этим в цел¤х обоснованного прин¤ти¤ решени¤ о рациональности применени¤ Еѕќ необходимо вы¤вить прогностические факторы, которые предсказывают эффективность лечени¤. ќни позвол¤т ограничить применение Еѕќ у той категории пациентов, которые имеют потенциально низкую веро¤тность ответа, что снизит стоимость средств, затрачиваемых на необоснованное назначение терапии Еѕќ у больных лимфопролиферативными заболевани¤ми .   факторам прогноза эффективности Еѕќ- терапии относ¤т: 1. ќтносительно низкие цифры сывороточного эритропоэтина, не соответствующие степени анемии больного ( 100 мћ≈/мл) . 2. Ќизкое соотношение имеющегос¤ уровн¤ эндогенного эритропоэтина к гипотетическому (предполагаемому) уровню эритропоэти

Автор:Админ

Возможности улучшения свойств бурового шлама

На территории Ханты-Мансийского автономного округа (ХМАО) остались нерекультивированными 1740 шламовых амбаров, занимающих около 766 га. При этом образовалось большое количество отходов бурения (только на 2007 г. их накоплено свыше 7 млн т) и продолжает образовываться нарастающими темпами. Это сопряжено с нарушением природных систем данных территорий . Долгое хранение нефтешламов в амбарах способствует мощному связыванию нефти и других загрязняющих веществ с почвенными частицами, делая твердую фазу буровых шламов (БШ) постоянным источником токсических, мутагенных и канцерогенных загрязнителей. По мере увеличения срока нахождения нефтешламов в нерекультивированных буровых амбарах возрастает их токсичность для окружающей среды, что приводит к смене растительного покрова, к снижению или полной его ликвидации . Поэтому проведение рекультивации или утилизации шламовых амбаров является одним из важнейших природоохранных мероприятий, направленных на восстановление экологической ситуации. Основные проблемы данного вопроса сопряжены с плохими химическими и физическими свойствами БШ, в частности, повышена засоленность, щелочность, дисперсность, отмечается бесструктурность, слабая фильтрационная способность, они заплывают при увлажнении и пр. Цель работы: создать благоприятные водно-физические и химические свойства БШ с применением коагулянта для последующего их использования как объекта рекультивации или в качестве строительного материала. Задача: изучить действие коагулянтов АЬ^О^э, CaCl и СаСОэ на фильтрационную способность БШ. Методика исследований. В рамках настоящего опыта отбор проб БШ осуществлялся на территории шламового амбара Уватского района Тюменской области в соответствии с ГОСТ 17.4.3.01-83 «Почвы. Общие требования к отбору проб» и ГОСТ 17.4.4.02-84 «Почвы. Методы отбора и подготовки проб для химического, бактериологического, гельминтологического анализа» методом конверта. В лабораторных условиях определялась фильтрационная способность насыпных образцов БШ с коагулянтами А12^04)э, CaCl и СаСОэ методом трубок. Всего бралось 12 стеклянных цилиндров, первый из которых был контрольным, в нем находился только БШ массой 40 г, а начиная со второго цилиндра, добавлялась доза коагулянта на 0,1 г больше, чем в предыдущей трубке. Перед засыпкой в цилиндр БШ и коагулянт равномерно перемешивались между собой во избежание ошибок опыта. По полученным результатам фильтрации были построены графики, представленные на рисунках 1-3. 18 Количес тво16 профи льтрова14 вшеися воды,12 Q, мл/сут 10 8 6 4 2 0 п 1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 0 0,1 0,2 0,3 0,4 0,5 0,6 0,7 0,8 0,9 1 1,1 Доза коагулянта Al2(SO4)3x18H2O, гРис. 1. Влияние A2SO4 на фильтрационную способность бурового шлама Доза коагулянта CaCl, г Рис. 2. Влияние CaCl на фильтрационную способность бурового шлама 8 теоретическая кривая 4 2 0 0 0,1 0,2 0,3 0,4 0,5 0,6 0,7 0,8 0,9 1 1,1 Доза коагулянта CaCO3, г Рис. 3. Влияние CaCO3 на фильтрационную способность бурового шлама Графики отражают зависимость количества профильтровавшейся воды от дозы коагулянта. Из них следует, что коагулянт в форме Al2(SO4)3 и CaCl способствует лучшему проявлению фильтрационных свойств БШ. К тому же коэффициент корреляции (r) по модулю у Al2(SO4)3 и CaCl находится ближе к единице, а это означает наличие сильной связи между дозой коагулянта и количеством фильтрата, в отличие от CaCO3, присутствие которого в БШ практически не оказывает влияния на процесс фильтрации. Поэтому при добавлении Al2(SO4)3 и CaCl ионы Na+ и К+, входящие в состав БШ, будут замещаться, согласно законам химии, на Al3+ и Ca2+, катионы кислой соли, чтобы привести систему в равновесие. Благодаря чему и произойдет нейтрализация БШ. По результатам испытаний, химизм (тип) засоления БШ по анионному составу — содово-хлоридный, по катионному — кальциево-натриевый, а по степени засоления БШ являются очень сильнозасоленными. БШ, насыщенные катионами Na+, обладают очень непрочной структурой, при увлажнении они расплываются в не проницаемую для воды и воздуха вязкую массу, а при высыхании резко сокращаются в объеме, образуют трещины и превращаются в монолитные, очень крепкие глыбы, трудно поддающиеся обработке, что затрудняет их практическое применение . Емкость катионного обмена (ЕКО) изучаемых БШ составляет 30-40 мг-экв/100г. Известно, что глинистые минералы группы каолинита обеспечивают ЕКО от 3 до 20, монтмориллонита до 120, гумусовые кислоты 200-300, гидроксиды алюминия и железа 2-3 мг-экв/100г. Учитывая, что гумусовые вещества в буровых шламах отсутствуют, следует предполагать, что величина ЕКО в основном обусловлена разным соотношением минералов группы каолинита и монтмориллонита. Таким образом, результаты проделанных исследований и их анализ свидетельствуют о возможности изменения водно-физических и химических свойств БШ, благодаря применению эффективных коагулянтов, которые, в свою очередь, могут являться отходами промышленности. Следует полагать, что применяя данный метод нейтрализации, можно предотвратить накопление опасных отходов в местах, где они представляют угрозу для окружающей среды. Это позволит утилизировать БШ как строительный материал при отсыпке дорожного полотна или засыпке оврагов, а также дает возможность более эффективно проводитьбиологическую рекультивацию на них после устранения ряда отрицательных свойств, которыми они обладали до коагуляции. , Почвоведение с основами геологии. — Изд. 2-е, испр. и доп. — М.: Колос, 1975. — 304 с. О состоянии окружающей среды Ханты-Мансийского автономного округа — Югры в 2006-2007 годах: информ. бюл. / ОАО «НПЦ Мониторинг». — Ханты-Мансийск, 2008. — 117с. , К вопросу о рекультивации нефтешламовых амбаров: Международное сотрудничество в биотехнологии: Ожидания и реальность // Наука и бизнес: тр. 3-й Междунар. конф. — 2006.

Автор:Админ

Косметические продукты, предназначенные для ухода

Изобретение относится к косметической промышленности. Композиция предназначена для ухода за собой, которая включает соль дигидроксипропилтри(С1-С3алкил)аммония в носителе. Композиция упакована для доставки потребителю и включает напечатанную на упаковке или прикрепленную к упаковке инструкцию, указывающую на местное применение композиции на кожу, волосы или слизистую оболочку рта. Предпочтительно используемой солью является хлорид дигидроксипропилтримония. Соль действует как увлажняющий агент для увлажнения как при высокой, так и при низкой относительной влажности окружающей среды. 2 н. и 3 з.п. ф-лы, 12 табл.

1. Способ увлажнения кожи, включающий местное нанесение на кожу композиции, предназначенной для ухода за собой, содержащей от 1 до 12 мас.%, соли дигидроксипропилтри (С1-С3алкил) аммония в косметически приемлемом носителе.

2. Способ по п.1, где солью является хлорид дигидроксипропилтримония.

3. Применение соли дигидроксипропилтри (С1-С3алкил) аммония в качестве увлажняющего кожу агента.

4. Применение по п.3, где солью является хлорид дигидроксипропилтримония.

5. Способ по п.1, где соль присутствует в количестве от 1,5 до 12% от массы композиции.

Изобретение касается композиций, предназначенных для ухода за собой, обеспечивающих увлажнение как при высокой, так и при низкой относительной влажности окружающей среды.Сухость кожи в различной степени представляет собой проблему для большинства людей. Состояние сухости особенно проявляется зимой. Продукты, предназначенные для ухода за собой, такие как кремы/лосьоны для кожи, шампуни/кондиционеры, туалетные палочки/гели для душа и антиперспиранты/дезодоранты обычно готовят с по меньшей мере одним веществом, направленным против сухости кожи. Симптомы сухости, такие как зуд, шелушение и неприятный зрительно внешний вид кожи, могут быть до некоторой степени модулированы.Существует три класса веществ, используемых для решения этой проблемы. Окклюзивы, такие как вазелиновое или силиконовое масла, служат для того, чтобы ингибировать потери натуральной влаги. Они образуют барьер между эпидермисом и окружающей средой. Другим подходом к решению данной проблемы является использование кератолитических агентов для повышения скорости отслоения рогового слоя эпидермиса. Альфа-гидроксикислоты являются наиболее распространенными агентами для достижения отслоения рогового слоя эпидермиса.Третьим подходом к решению проблемы, связанной с сухостью кожи, является местное нанесение увлажнителей. Для этой цели обычно используются гидроксилированные мономерные и полимерные органические вещества. Глицерин является одним из наиболее эффективных увлажнителей.Существует ряд недостатков в действии известных увлажнителей. Даже лучшие из них, такие как глицерин, необходимо вводить в рецептуру в относительно высоких концентрациях, чтобы достичь хорошего увлажнения. Во-вторых, известные увлажнители хорошо действуют при высокой относительной влажности окружающей среды, однако, вряд ли какое-либо из этих веществ обеспечивает эффективность при низкой относительной влажности (т.е. при влажности ниже 20% при 20°С). Средняя относительная влажность воздуха во время зимы в таких областях, как северо-восток США, составляет 13%. Совершенно очевидно, что существует реальная потребность в улучшенном способе увлажнения.Сообщалось, что увлажняющий агент Honeyquat 50 с названием по INCI «Hydroxypropyltrimonium Honey», является более лучшим увлажнителем, чем глицерин (См. брошюру Arch/Brooks под названием «Cosmetic Ingredients & Ideas®» Issue No. 2, August 2001). Honeyquat 50 описан, в качестве продукта реакции боковых гидроксильных групп (на дисахариде) «легкого» деодорированного меда с производным хлоргидрокситриметиламмония. Несмотря на то, что это вещество имеет превосходную гигроскопичность, однако, все еще остается необходимость в решении проблемы увлажнения при низкой относительной влажности.Соответственно, настоящее изобретение стремится выявить увлажняющие агенты, которые работоспособны не только при высокой, но и при низкой относительной влажности, для применения в продуктах, предназначенных для ухода за собой.Предложен способ увлажнения кожи согласно пункту 1 прилагаемой формулы изобретения.В настоящее время было обнаружено, что соли гидроксипропилтри(С1-С3алкил)аммония являются превосходными увлажняющими агентами, обеспечивающими увлажнение как при высокой, так и при низкой относительной влажности окружающей среды. Эти соли могут быть получены различными синтетическими способами, наиболее предпочтительно гидролизом солей хлоргидроксипропилтри(С1-С3алкил)аммония. Наиболее предпочтительным веществом является хлорид 1,2-дигидроксипропилтримония, где С1-С3алкилом является метильная группа. Количество соли может находиться в интервале от 0,1 до 30%, предпочтительно от 0,5 до 20%, оптимально от 1% до 12% от массы композиции.Обычно С1-С3алкильным составляющим кватернизированной аммонийной (кват) группы должны быть метил, этил, н-пропил, изопропил или гидроксиэтил или их смеси. Наиболее предпочтительной является триметиламммонийная группа, известная по номенклатуре INCI как «тримониевая» группа. В четвертичной аммониевой соли может быть использован любой анион. Анион может быть органическим или неорганическим при условии, что вещество является косметически приемлемым. Типичными неорганическими анионами являются галогениды, сульфаты, фосфаты, нитраты и бораты. Наиболее предпочтительным являются галогениды, особенно хлорид. Органические анионные противоионы включают метосульфат, толуилсульфат, ацетат, цитрат, тартрат, лактат, глюконат и бензолсульфонат.Под термином «композиция, предназначенная для ухода за собой» подразумевается любое вещество, наносимое на тело человека для улучшения внешнего вида, очистки, борьбы с запахом или общей эстетики. Неограничивающие примеры композиций, предназначенных для ухода за собой, включают остающиеся на коже лосьоны и кремы, гели для душа, туалетные стержни, антиперспиранты, дезодоранты, продукты для ухода за зубами, кремы для бритья, депилятории, губные помады, основы под макияж, тени, лосьоны для загара без солнца и солнцезащитные лосьоны.Композиции по изобретению могут также включать косметически приемлемый носитель. Количество носителя может находиться в интервале от 1 до 99,9%, предпочтительно от 70 до 95%, оптимально от 80 до 90% от массы композиции. В число используемых носителей входят вода, смягчающие средства, жирные кислоты, жирные спирты, загустители и их комбинации. Носитель может быть водным, безводным или эмульсией. Предпочтительно композиции являются водными, в особенности различными эмульсиями воды и масла, такими как В/М или М/В, или тройная В/М/В. Вода, если она имеется, может содержаться в количестве в интервале от 5 до 95%, предпочтительно от 20 до 70%, оптимально от 35 до 60% от массы композиции.Умягчительные материалы могут служить косметически приемлемыми носителями. Они могут быть в виде силиконовых масел, натуральных или синтетических сложных эфиров и углеводородов. Количество смягчающих средств может находиться в интервале примерно от 0,1 до 95%, предпочтительно от 1 до 50% от массы композиции.Силиконовые масла могут быть разделены на летучие и нелетучие разновидности. Термин «летучие», как он использован в данном описании, относится к тем материалам, которые имеют измеримое давление паров при температуре окружающей среды. Летучие силиконовые масла предпочтительно выбирают из циклических (циклометикон) или линейных полидиметилсилоксанов, содержащих от 3 до 9, предпочтительно от 4 до 5 атомов кремния.Используемые в качестве смягчающих средств нелетучие силиконовые масла включают полиалкилсилоксаны, полиалкиларилсилоксаны и полиэфирсилоксановые сополимеры. По существу нелетучие полиалкилсилоксаны, используемые в данном описании, включают например, полидиметилсилоксаны с вязкостью от 5×10-6 до 0,1 м2/с при 25°С. В число предпочтительных нелетучих смягчающих средств, используемых в настоящих композициях, входят полидиметилсилоксаны с вязкостью от 1×10-5 до 4×10-4 м2/с при 25°С.Другим классом нелетучих силиконов являются эмульсионные и неэмульсионные силиконовые эластомеры. Представителями этой категории являются кросс-полимер диметикон/винилдиметикона, доступный под марками Dow Corning 9040, General Electric SFE 839 и Shin-Etsu KSG-18. Могут быть использованы также силиконовые воски, такие как Silwax WS-L (лаурат сополиола диметикона).В число эфирных смягчающих средств входят:(а) Алкиловые эфиры насыщенных жирных кислот, имеющих от 10 до 24 атомов углерода. Примеры их включают бегенилнеопентаноат, изононилизононаноат, изопропилмиристат и октилстеарат.(b) Сложно-простые эфиры, такие как эфиры жирных кислот и этоксилированных насыщенных жирных спиртов.(c) Сложные эфиры многоатомных спиртов, такие как моно- и диэфиры этиленгликоля и жирных кислот, моно- и диэфиры диэтиленгликоля и жирных кислот, моно- и диэфиры полиэтиленгликоля (200-6000) и жирных кислот, моно- и диэфиры пропиленгликоля и жирных кислот, моностеарат полипропиленгликоля 2000, моностеарат этоксилированного пропиленгликоля, моно- и диэфиры глицерина и жирных кислот, полиглицериновые эфиры жирных полиэфиров, моностеарат этоксилированного глицерина, моностеарат 1,3-бутиленгликоля, дистеарат 1,3-бутиленгликоля, эфир полиэтоксилированного полиспирта и жирной кислоты, эфиры сорбитана и жирных кислот и эфиры полиоксиэтилированного сорбитана и жирных кислот. Особо предпочтительными являются пентаэритритольные, триметилолпропановые и неопентенилгликолевые эфиры спиртов С1-С30.(d) Эфиры восков, таких как пчелиный воск, спермацетовый воск и трибегениновый воск.(e) Эфиры сахаров и жирных кислот, такие как полибегенат сахарозы и эфир сахарозы и поликислот масла хлопковых семян.Основой натуральных эфирных смягчающих средств являются, главным образом, моно-, ди- и триглицериды. Представительные глицериды включают масло семян подсолнечника, масло хлопковых семян, масло бурачника, масло семян бурачника, масло примулы, касторовое и гидрированное касторовое масла, масло рисовых отрубей, соевое масло, оливковое масло, сафлоровое масло, масло ши, масло жожоба и их комбинации. Смягчающие средства животного происхождения представлены ланолиновым маслом и производными ланолина. Количество натуральных эфиров может находиться в интервале от 0,1 до 20% от массы композиций.Углеводороды, являющиеся подходящими косметически приемлемыми носителями, включают петролатум, минеральное масло, изопарафины С11-С13, полибутены и, в особенности, изогексадекан, имеющийся в продаже как Permethyl 101F от Presperse Inc.Жирные кислоты, имеющие от 10 до 30 атомов углерода, также могут быть подходящими в качестве косметически приемлемых носителей. Примерами этой категории являются пеларгоновая, лауриловая, миристиновая, пальмитиновая, стеариновая, изостеариновая, олеиновая, линолевая, линоленовая, гидроксистеариновая и бегеновая кислоты.Жирные спирты с 10-30 атомами углерода являются другой используемой категорией косметически приемлемых носителей. Примерами этой категории являются стеариловый спирт, лауриловый спирт, миристиловый спирт, олеиловый спирт и цетиловый спирт.Загустители могут быть использованы как часть косметически приемлемого носителя композиций по настоящему изобретению. Типичные загустители включают сшитые акрилаты (например, Carbopol 982®), гидрофобно-модифицированные акрилаты (например, Carbopol 1382®), полиакриламиды (например, Sepigel 305®), полимеры и сополимеры акрилоилметилпропансульфоновой кислоты/соли (например, Aristoflex HMB® и AVC®), производные целлюлозы и природные смолы. Среди используемых производных целлюлозы имеются натрийкарбоксиметилцеллюлоза, гидроксипропилметоцеллюлоза, гидроксипропилцеллюлоза, гидроксиэтилцеллюлоза, этилцеллюлоза и гидроксиметилцеллюлоза. Природные смолы, пригодные для настоящего изобретения, включают гуар, ксантан, склероций, карагенан, пектин и комбинации этих смол. Неорганические вещества также могут быть использованы в качестве загустителей, особенно глины, такие как бентониты и гекториты, возогнанный диоксид кремния, тальк, карбонат кальция и силикаты, такие как силикат магния-алюминия (Veegum®). Количество загустителя может находиться в интервале от 0,0001 до 10%, обычно от 0,001 до 1%, оптимально от 0,01 до 0,5% от массы композиции.В настоящем изобретении могут использоваться вспомогательные увлажнители. Ими обычно являются вещества типа многоатомных спиртов. Типичные многоатомные спирты включают глицерин, пропиленгликоль, дипропиленгликоль, полипропиленгликоль, полиэтиленгликоль, сорбит, гидроксипропилсорбит, гексиленгликоль, 1,3-бутиленгликоль, изопренгликоль, 1,2,6-гексантриол, этоксилированный глицерин, пропоксилированный глицерин и их смеси. Количество вспомогательного увлажнителя может находиться в интервале примерно от 0,5 до 50%, предпочтительно от 1 до 15% от массы композиции.Композиции продуктов, предназначенных для ухода за собой по настоящему изобретению, могут быть в любой форме. Эти формы могут включать лосьоны, кремы, композиции для роликовых аппликаторов, палочки, муссы, аэрозольные и неаэрозольные спреи и нанесенные на материю (например, нетканый текстиль) композиции.В композициях по настоящему изобретению могут также присутствовать поверхностно-активные вещества. Суммарная концентрация поверхностно-активных веществ, если таковые присутствуют, может находиться в интервале от 0,1 до 90%, предпочтительно от 1 до 40%, оптимально от 1 до 20% от массы композиции, и высокозависима от типа продукта, предназначенного для ухода за собой. Поверхностно-активное вещество может быть выбрано из группы, состоящей из анионных, неионных, катионных и амфотерных агентов. Особо предпочтительными неионными поверхностно-активными веществами являются поверхностно-активные вещества из гидрофобных спирта или кислоты С10-С20, конденсированных с 2-100 молями этиленоксида или 2-20 молями пропиленоксида на моль гидрофобного соединения; алкилфенолы С2-С10, конденсированные с 2-20 молями алкиленоксида; моно- и диэфиры жирных кислот и этиленгликоля; моноглицериды жирных кислот; сорбитан жирных моно- и дикислот С8-С20; и полиоксиэтиленсорбитан, а также их комбинации. Алкилполигликозиды и сахариды жирных амидов (например, метилглюконамиды) и триалкиламиноксиды также являются подходящими неионными поверхностно-активными веществами.Предпочтительные анионные поверхностно-активные вещества включают мыло, простые алкиловые эфиры сульфатов и сульфонатов, алкилсульфаты и сульфонаты, алкилбензолсульфонаты, алкил- и диалкисульфосукцинаты, С8-С20ацилизетианаты, простые С8-С20алкиловые эфиры фосфатов, С8-С20саркозинаты, С8-С20ациллактилаты, сульфоацетаты и их комбинации.Полезные амфотерные поверхностно-активные вещества включают кокоамидопропилбетаин, С12-С20триалкилбетаины, лауроамфоацетат натрия и лауродиамфоацетат натрия.В композиции по настоящему изобретению могут быть включены также солнцезащитные агенты. Особо предпочтительными являются такие вещества, как этилгексил-п-метоксициннамат (Parsol MCX®), авобензол (Parsol 1789®) и бензофенон-3 (известный также как оксибензон). Могут быть применены неорганические солнцезащитные агенты, такие как мелкодисперсный диоксид титана и оксид цинка. Количество солнцезащитных агентов, когда они присутствуют, может обычно варьироваться от 0,1 до 30 %, предпочтительно от 2 до 20%, оптимально от 4 до 10% от массы композиции.Антиперспиранты и дезодорирующие композиции по настоящему изобретению обычно должны содержать вяжущие агенты. Примеры включают хлорид алюминия, хлоргидрекс алюминия, хлоргидрексглицин алюминия-циркония, сульфат алюминия, сульфат цинка, хлоргидроглицинат циркония и алюминия, гидроксихлорид циркония, лактат циркония и алюминия, феносульфонат цинка и их комбинации. Количество вяжущих агентов может находиться в интервале примерно от 0,5 до 50% от массы композиции.Продукты, предназначенные для ухода за зубами, приготовленные согласно настоящему изобретению, обычно должны содержать источник фтора для предотвращения кариеса зубов. Типичные антикариесные агенты включают фторид натрия, фторид олова и монофторфосфат натрия. Количества указанных веществ должно определяться количеством высвобождаемого фторида, которое должно находиться в интервале примерно от 500 до примерно 8800 ч./млн от композиции. Другие компоненты зубных порошков или паст могут включать десенсибилизирующие агенты, такие как нитрат калия и нитрат стронция, подсластители, такие как сахарин натрия, аспартам, сукралоза и ацесульфам натрия. Загустители, замутнители, абразивы и красители также обычно должны присутствовать.Для защиты от развития потенциально вредных микроорганизмов при желании в композиции средств, предназначенных для ухода за собой по данному изобретению, могут быть введены консерванты. Особо предпочтительными консервантами являются феноксиэтанол, метилпарабен, пропилпарабен, имидазолидинил, мочевина, диметилолдиметилгидантоин, соли этилендиаминтетрауксусной кислоты (ЭДТА), дегидроацетат натрия, метилхлоризотиазолинон, метилизотиазолинон, йодпропинбутилкарбамат и бензиловый спирт. Консерванты необходимо выбирать с учетом применения композиции и возможной несовместимости между консервантами и другими ингредиентами. Консерванты предпочтительно используют в количестве, находящемся в интервале от 0,0001% до 2% от массы композиции.Композиции по настоящему изобретению могут включать витамины. Примерами витаминов являются витамин А (ретинол), витамин В2, витамин В3 (ниацинамид), витамин В6, витамин С, витамин Е, фолиевая кислота и биотин. Могут быть использованы также производные витаминов. Например, производные витамина С включают аскорбилтетраизопальмитат, аскорбилфосфат магния и аскорбилгликозид. Производные витамина Е включают токоферилацетат, токоферилпальмитат и токофериллинолеат. Могут также быть использованы DL-пантенол и его производные. Суммарное количество витаминов, когда они присутствуют в композиции, согласно настоящему изобретению, может находиться в интервале от 0,001 до 10%, предпочтительно от 0,01% до 1%, оптимально от 0,1 до 0,5% от массы композиции.Другим типом используемых веществ могут быть ферменты, такие как амилазы, оксидазы, протеазы, липазы, целлюлазы, эластазы и их комбинации. Особо предпочтительной является супероксиддисмутаза, поставляемая на рынок как Biocell SOD компанией Brooks Company, USA.В композиции по изобретению могут быть включены осветляющие кожу соединения. Примерами таких веществ являются экстракт плаценты, молочная кислота, ниацинамид, арбутин, койевая кислота, феруловая кислота, резорцин и производные, включая 4-замещенные резорцины, и их комбинации. Количество указанных агентов может находиться в интервале от 0,1 до 0%, предпочтительно от 0,5 до 2% от массы композиции.Могут присутствовать промоторы отшелушивания. Примерами являются альфа-гидроксикарбоновые кислоты и бета-гидроксикарбоновые кислоты. Подразумевается, что термин «кислота» включает не только свободную кислоту, но также и ее соли, С1-С30алкиловые или ариловые эфиры и лактоны, полученные удалением воды до образования циклических или линейных лактонных структур. Представительными кислотами являются гликолевая, молочная и яблочная кислоты. Салициловая кислота является представителем бета-гидроксикарбоновых кислот. Количество указанных веществ, если они присутствуют, может находиться в интервале от 0,01 до 15% от массы композиции.В композиции по данному изобретению могут быть, необязательно, включены различные растительные экстракты. Экстракты могут быть или водорастворимыми, или водонерастворимыми, несомыми растворителем, который, соответственно, является гидрофильным или гидрофобным. Вода и этанол являются предпочтительными растворителями экстрактов. Примеры экстрактов включают экстракты из зеленого чая, ромашки, лакрицы, алое вера, виноградных косточек, цитруса уншуи, ивовой коры, шалфея, тимьяна и розмарина.Могут быть включены также такие вещества, как липоевая кислота, ретинокситриметилсилан (доступный от Clariant Corp. под торговой маркой Silicare 1M-75), дегидроэпиандростерон (DHEA) и их комбинации. Могут быть использованы также церамиды (включая церамид 1, церамид 3, церамид 3В и церамид 6), а также псевдоцерамиды. Количество указанных веществ может находиться в интервале от 0,000001 до 10%, предпочтительно от 0,0001 до 1% от массы композиции.Красители, замутнители и абразивы также могут быть включены в композиции по настоящему изобретению. Каждое из указанных веществ может находиться в интервале от 0,05 до 5%, предпочтительно от 0,1 до 3% от массы композиции.Композиции настоящего изобретения могут быть необязательно включены в нерастворимый субстрат для применения на коже, например, такой как субстрат в форме для обработки вытиранием.Для хранения и доставки композиций для ухода за собой может быть использовано широкое множество упаковок. Упаковка часто зависит от типа конечного применения при уходе за собой. Например, для остающихся на коже лосьонов и кремов, шампуней, кондиционеров для волос и гелей для душа обычно используют пластиковые контейнеры с закрытым крышкой отверстием на выдающем конце. Типичными крышками являются навинчивающиеся колпачки, неаэрозольные насосы и поворотно-накидные шарнирные крышки. Упаковки для антиперспирантов, дезодорантов и депиляториев могут включать контейнер с шариком роликового аппликатура на выдающем конце. Альтернативно, указанные типы продуктов для ухода за собой могут поставляться в виде состоящих из композиции палочек в контейнере с тянуще-толкающим механизмом, где палочка движется на подставке по направлению к выдающему отверстию. Металлические баллончики, заполненные под давлением пропеллентом и имеющие распылительное сопло, служат упаковкой для антиперспирантов, кремов для бритья и других распыляемых продуктов для ухода за собой. Туалетные бруски могут иметь упаковку, созданную упаковочной машиной из целлюлозы или пластика или находиться внутри картонной коробки, дополнительно охваченной термоусадочной пластиковой пленкой.Другим аспектом композиций по данному изобретению может быть включение инструкций, прикрепленных или иным образом присоединенных к упаковке. Инструкции указывают покупателю на наружное применение композиции на кожу, волосы или слизистую рта. Инструкцию обычно печатают на самой упаковке, но иногда отдельно напечатанная вставка может использоваться для того, чтобы предоставить инструкцию. Обычный текст включает фразы типа «нанести тонкий слой на подмышки», «регулярно наносить на руки», «нанести на влажные волосы, вспенить и смыть», «очистить кожу» и «накачать небольшое количество на ладони ваших рук».Термин «содержащий» не является ограничивающим в отношении любых позднее заявленных элементов, а скорее охватывает незаявленные элементы большей и меньшей функциональной важности. Другими словами, перечисленные стадии, элементы или опции не обязаны быть исчерпывающими. Когда бы ни были использованы слова «включающий» или «имеющий», предполагается, что эти термины эквивалентны термину «содержащий», как он определен выше.Следующие примеры более полно поясняют осуществление данного изобретения. Все части, проценты и соотношения здесь и в прилагаемой формуле изобретения являются массовыми, если не указано иное.Пример 1Представительная композиция для ухода за собой по настоящему изобретению в форме косметического лосьона охарактеризована в таблице I.

Таблица I

Ингредиент

мас.%

Фаза А

Вода

баланс

Динатрий EDTA

0,05

Метилпарабен

0,15

Силикат магний-алюминия

0,60

Триэтаноламин

1,20

Хлорид дигидроксипропилтримония

1,00

Фаза В

Ксантановая смола

0,20

Natrosol® 250HHR (этилцеллюлоза)

0,50

Бутиленгликоль

3,00

Глицерин

2,00

Фаза С

Стералоиллактилат натрия

0,10

Глицерилмоностеарат

1,50

Стеариловый спирт

1,50

Изостеарилпальмитат

3,00

Силиконовая жидкость

1,00

Холестерин

0,25

Сорбитанстеарат

1,00

Бутилированный гидрокситолуол

0,05

Витамин Е ацетат

0,01

Стеарат ПЭГ-100

2,00

Стеариновая кислота

3,00

Пропилпарабен

0,10

Parsol MCX®

2,00

Триглицерид каприл/капроновой кислоты

0,50

Гидроксикаприловая кислота

0,01

С12-15алкилоктаноат

3,00

Фаза D

Витамин А пальмитат

0,10

Бисаболол

0,01

Витамин А ацетат

-,01

Отдушка

0,03

Ретинол 50С

0,02

Сопряженная линолевая кислота

0,50

Пример 2Местная жидкая основа для макияжа вода-в-масле согласно изобретению описана в таблице II ниже.

Таблица II

Ингредиент

мас.%

Фаза А

Циклометикон

9,25

Олеилолеат

2,00

Сополиол диметикона

20,00

Фаза В

Тальк

3,38

Пигмент (оксиды железа)

10,51

Spheron™ L-1500 (диоксид кремния)

0,50

Фаза С

Синтетический воск Durachem™ 0602

0,10

Арахидилбегенат

0,30

Фаза D

Циклометикон

1,00

Тригидроксистеарин

0,30

Фаза Е

Laureth-7

0,50

Пропилпарабен

0,25

Фаза F

Отдушка

0,05

Фаза G

Вода

Баланс

Хлорид дигидроксипропилтримония

3,00

Метилпарабен

0,12

Пропиленгликоль

8,00

Ниацинамид

4,00

Глицерин

3,00

Хлорид натрия

2,00

Дегидроацетат натрия

0,30

Пример 3Здесь приведен пример крема для кожи, в который введена четвертичная аммониевая соль по настоящему изобретению.

Таблица III

Ингредиент

мас.%

Глицерин

6,93

Ниацинамид

5,00

Хлорид дигидроксипропилтримония

5,00

Dermethyl™ 101A1

3,00

Sepigel™ 3052

2,50

Q2-14033

2,00

Льняное масло

1,33

Arlatone™ 21214

1,00

Цетиловый спирт СО-1695

0,72

Коттонат SEFA5

0,67

Токоферилацетат

0,50

Пантенол

0,50

Стеариловый спирт

0,48

Диоксид титана

0,40

Динатрий EDTA

0,10

Glydant™ Plus6

0,10

Стеарат ПЭГ-100

0,10

Стеариновая кислота

0,10

Очищенная вода

баланс

1 Изогексадекан (Presperse Inc., South Plainfield, NJ)2 Полиакриламид (и) С13-14изопарафин (и) Laureth-7 (Seppic Corp., Fairfield, NJ)3 Диметикон (и) диметиконол (Dow Corning Corp., Midland, MI)4 Сорбитан моностеарат и сукрококоат (ICI Americas Inc., Wilmington, DE)5 Эфир сахарозы и жирной кислоты6 ДМДМгидантоин (и) йодпропинилбутилкарбамат (Lonza Inc/, Fairlawn, NJ).

Пример 4Примером другой косметической композиции с введением четвертичной аммониевой соли по настоящему изобретению является состав, представленный в таблице IV.

Таблица IV

Ингредиент

мас.%

Полисиликон-11

29

Циклометикон

59

Петролатум

11

Хлорид дигидроксипропилтримония

0,2

Сополиол диметикона

0,5

Масло семян подсолнечника

0,3

Пример 5Относительно безводная композиция и введение четвертичной аммониевой соли по настоящему изобретению показаны в таблице V.

Таблица V

Ингредиент

мас.%

Циклометикон

80,65

Диметикон

9,60

Сквалан

6,00

Изостеариновая кислота

1,90

Масло семян бурачника

0,90

Хлорид дигидроксипропилтримония

0,50

Ретинилпальмитат

0,25

Церамид 6

0,10

Токоферол

0,10

Пример 6Пенящееся средство для очистки в аэрозольной упаковке с четвертичной аммониевой солью, пригодной для настоящего изобретения, описано в таблице VI.

Таблица VI

Ингредиент

мас.%

Масло семян подсолнечника

20,00

Малеинированное соевое масло

5,00

Силиконуретан

1,00

Полиглицеро-4-олеат

1,00

Натрийсульфонат олефинов С14-16

15,00

Лаурилсульфат натрия (25% активного вещества)

15,00

Кокоамидопропилбетаин

15,00

DC 1784® (силиконовая эмульсия, 50%)

5,00

Поликватерниум-11

1,00

Хлорид дигидроксипропилтримония

1,00

Вода

баланс

Пример 7Одноразовое гигиеническое полотенце описано согласно настоящему изобретению. Готовили нетканое полотенце из 70/30 полиэфира/вискозы с массой 1,8 г и размерами 15 см×15 см. Указанное полотенце пропитывали композицией с солью четвертичного аммония, описанной в таблице VII ниже.

Таблица VII

Ингредиент

мас.%

Хлорид дигидроксипропилтримония

7,50

Глицерин

2,00

Гексиленгликоль

2,00

Динатрийкаприламфодиацетат

1,00

Глюконолактон

0,90

Силиконовая микроэмульсия

0,85

Лещина вирджинская

0,50

ПЭГ-40 гидрированное касторовое масло

0,50

Отдушка

0,20

Витамин Е ацетат

0,001

Вода

баланс

Пример 8Кусок туалетного мыла, иллюстрирующий настоящее изобретение, описан в таблице VIII.

Таблица VIII

Ингредиент

мас.%

Натриевое мыло (85/15 талловое/кокосовое)

77,77

Хлорид дигидроксипропилтримония

3,50

Глицерин

2,50

Хлорид натрия

0,77

Диоксид титана

0,40

Отдушка

1,50

Динатрий-EDTA

0,02

Этидронат натрия

0,02

Люминофор

0,024

Вода

баланс

Пример 9Данный пример иллюстрирует форму антиперспиранта/дезодоранта, куда введены увлажняющие агенты согласно настоящему изобретению.

Таблица Х

Ингредиент

мас.%

Циклопентасилоксан

44

Диметикон

20

Глицинат трихлоргидрекса алюминий-циркония

15

Хлорид дигидроксопропилтримония

5,0

Триглицерид кислот С18-36

5,0

Микрокристаллический воск

3,0

Глицерин

3,0

Диоксид кремния

2,5

Кросс-полимер диметикона

1,0

Отдушка

0,5

Динатрий-EDTA

0,4

Бутилированный гидрокситолуол

0,3

Лимонная кислота

0,3

Пример 10Зубная паста согласно настоящему изобретению может быть приготовлена из ингредиентов, перечисленных в таблице XI.

Таблица XI

Ингредиент

мас.%

Zeodent 115®

20,00

Глицерин

18,00

Ксантановая смола

7,00

Натрийкарбоксиметилцеллюлоза

0,50

Бикарбонат натрия

2,50

Хлорид дигидроксипропилтримония

2,00

Лаурилсульфат натрия

1,50

Фторид натрия

1,10

Сахарин натрия

0,40

Диоксид титана

1,00

Pluronic F-127®

2,00

FD&C Blue No. 1

3,30

Ментол

0,80

Нитрат калия

5,00

Вода

баланс

Пример 11Этот пример представляет результаты испытаний эффективности увлажнения. Эти испытания включали оценку на свином эпидермисе, используемом в качестве модели кожи человека. Описание проборов и методики приведено ниже.Климатические микровесы (модель MB-300W, VTI Corp., 2708W 84th Street, Hialeah, FL. 33016) программировали так, чтобы измерять изменения массы свиной кожи как функцию относительной летучести при постоянных температуре и потоке воздуха. Свиную кожу оценивали до и после обработки водными растворами увлажняющих агентов для того, чтобы определить поглощение и удерживание влаги.Приготовление образцов проводили следующим образом:1. Вырезали срезы эпидермиса свиной кожи приблизительно 4 см×1 см.2. Кожу промывали 10% раствором детергента и сушили в эксикаторе до постоянной массы. Это представляло необработанный материал.3. Кожу замачивали в 1 мас.% водном растворе испытуемого образца в течение 15 минут, избыточную жидкость промокали и кожу сушили до постоянной массы в эксикаторе. Это представляло обработанный материал.Последовательность условий для микровесов была следующей:1. 30 минут при относительной влажности 0% (чтобы гарантировать, что образец высушен).2. 90 минут при относительной влажности 80% (определяет количество принятой воды).3. 90 минут при относительной влажности 20% (определяет количество удержанной воды).Эксперименты проводили следующим образом:1. Массу фрагмента необработанной кожи непрерывно регистрировали на протяжении цикла.2. Фрагмент необработанной кожи обрабатывали испытуемым образцом.3. Массу фрагмента обработанной кожи непрерывно регистрировали на протяжении цикла.4. Обработка данных состояла из расчета процента изменения массы от начальной массы для необработанного и обработанного фрагментов кожи.5. Приведенными данными была разность между каждым обработанным фрагментом и соответствующим ему необработанным фрагментом. Результаты приведены в таблице XII.

Таблица XII

Образец*

Относительная влажность от 0 до 80%

Относительная влажность от 0 до 80 и до 20%

Хлорид дигидроксипропилтримония

2,20

3,50

Honeyquat®

0,31

0,70

Мед

0,24

0,02

Quat® 188

0,21

0,10

Глицерин

0,21

0,10

* Все образцы испытывали при 1% активного вещества в водном растворе. Данные представляют разность масс обработанная кожа минус необработанная кожа.

Из результатов видно, что хлорид дигидроксипропилтримония был не только эффективен для увлажнения при относительно высокой влажности, но и исключителен при относительно низкой влажности. Это отличается от Quat® 188 (хлорид хлоргидроксипропилтримония), который почти не показал увлажняющую активность. Эти результаты были особенно значимыми по отношению к глицерину, который обычно используют для целей увлажнения в косметических рецептурах.Пример 12В данном примере подробно описан синтез хлорида 2,3-дигидроксипропилтриметиламмония (названный в таблице XII хлоридом дигидроксипропилтримония). В 125 мл колбу Эрленмейера загружали 16,7 мл (53 ммоль) хлорида 3-хлор-2-гидроксипропилтриметиламмония (примененного в виде 60% вещества в воде, известного как Quat® 1880). Колбу оборудовали капельной воронкой и стержневой мешалкой. Раствор гидроксида натрия (55 мл, 55,0 ммоль) загружали в колбу через капельную воронку с такой скоростью, чтобы поддерживать комнатную температуру (~20°С) реакционной массы. После завершения добавления раствор перемешивали в условиях окружающей среды в течение примерно 12 часов, затем нагревали при 50°С в течение двух часов.За ходом реакции следили тонкослойной хроматографией (ТСХ). Капли продукта наносили на пластину силикагеля 2,5×7,6 см рядом с исходным веществом и элюировали смесью бутанол:уксусная кислота:вода (4:2:2) в течение приблизительно 50 минут. Визуализацию проводили нингидриновым красителем и подогревом на горячей плите.Раствор неочищенного продукта сначала подкисляли до рН 7 и затем концентрировали для удаления воды. К неочищенному продукту при перемешивании добавляли этанол (200 мл). После отстаивания хлорид натрия осаждался, и его отфильтровывали в вакууме. Фильтрат концентрировали в вакууме на приборе Rotavap® с последующей дополнительной сушкой в глубоком вакууме (0,05 мм Hg). Получали мутный гель с выход конечного продукта 97%. Анализ ТСХ показал главное пятно при Rf=0,27.Проводили анализ конечного продукта протонным ЯМР при 60 мГц (D2O w/TSP). Спектр подтвердил структуру конечного продукта. Масс-спектральный анализ методом положительного иона показал М+ 134 (минус хлор).

Автор:Админ

Использование циклоферона и интерферона человеческого

Влияние ВИЧ на течение туберкулеза мно-гопланово: с одной стороны -это снижение иммунитета, сопровождающегося увеличением числа случаев повторного заражения и развития заболевания, зачастую приводящего к смерти. С другой стороны — туберкулез у больных ВИЧ/СПИДом может выступать в качестве оппортунистической инфекции, знаменуя собой терминальную стадию основного заболевания, в данном случае туберкулез гак же является основной причиной смерти больных ВИЧ/СПИДом. Так как с момента регистрации первых случаев ВИЧ-инфекции в России прошло более 20 лет, то число больных, имеющих туберкулез в качестве оппортунистической инфекции, неуклонно растет. Увеличивается также и число больных ВИЧ/СПИДом и туберкулезом, нуждающихся в назначении ВААРТ. Следовательно, появился новый аспект в лечения больных ТБ и СПИДом, связанный с необходимостью одновременного назначения антиретро-вирусных и противотуберкулезных препаратов. Сегодня в качестве антиретровирусных препаратов используются в основном средства зарубежного производства, отличающиеся высокой стоимостью и поэтому не всегда доступны для практического применения. В этой связи, актуальным является разработка и клиническое изу- 150 № 3 (7) ¦ 2006 чение недорогих и, в то же время, высокоэффективных отечественных препаратов для лечения как ВИЧ-инфицированных, так и больных СПИДом. Среди таких препаратов обращает на себя внимание индуктор интерферона — препарат Циклоферон. Исследованиями отечественных ученых показана эффективность применения Циклоферона при ВИЧ-инфекции, вирусном гепатите В и С (СодогубТ.В., и соавт., 2006; , , , и соавт., 1997). Эффективность циклоферона у больных туберкулеэом и ВИЧ-инфекцией до настоящего времени не изучалась. Не изучалась также целесообразность использования препарата Ингарон в комплексной терапии больных ВИЧ/СПИД-инфекцией в сочетании с туберкулезом легких. Целью работы явилось изучение эффективности применения препарата Ингарон и Циклоферон в комплексном лечении больных ВИЧ-инфекцией в сочетании с туберкулезом легких. Материал и методы исследования. Всего было обследовано 102 больных ВИЧ-инфекцией и туберкулезом. Исследование проведено на базе 5 отделения городской туберкулезной больницы № 2 Санкт-Петербурга в период с 2004 по 2005 гг. Первую группу (I ГР.) наблюдения составил 51 пациент, получивший на фоне адекватной химиотерапии (XT) индуктор интерферона Циклоферон в дозе 600 мг однократно, через день в течение 8 недель. Вторую группу (II ГР.) составили 16 пациентов, которые получили адекватную XT и интераль + Ингарон через день (Интераль по 3 млн ME и Ингароном по 500 тыс. ME) в течение 8 педель. 35 ВИЧинфицированных больных, страдающих туберкулезом — группа сравнения (ГС), получали стандартную XT. Пациенты всех групп обследованы по общепринятой методике. Кроме того, всем больным произведены углубленные иммунологические исследования крови с определением относительного и абсолютного содержания CD3+, CD4+ и CD8+ Т-лимфоцитов на проточном цитометре FACSCAUBUR фирмы BECTON DICKINSON. Результаты исследования и их обсуждение. Возраст больных колебался от 16 до 49 лет. Среди больных преобладали мужчины, составившие 72,5% всей группы. Наблюдаемые больные представляли собою социально-дезадаптированную группу: не имели постоянной работы 83,3% больных, а 53,9% из них до поступления в стационар находились в местах лишения свободы. Наркотические вещества в инъекционной форме употребляли 80,4% из числа обследованных. Туберкулез легких у всех больных был выявлен впервые. При поступлении в клиниСоциально значимые болезни и состояния ку у 43,1% диагностирован инфильтратив-ный, у 38,2%о -диссеминированный туберкулез легких, у 17,6% — туберкулез внутригруд-ных лимфатических узлов (ВГЛУ) и у 1% -фиброзно-кавернозный туберкулез легких. Поражения легких у 36,3% больных носили распространенный характер и занимали более трех сегментов. Ограниченные по распространенности процессы (моно — и бисегментарные) выявлялись у 56,9%) больных. У 74,5% больных определялись признаки аденогенности туберкулезного процесса. Деструктивные изменения определяли у 60,8%. Микобактерии туберкулеза (МБТ) в мокроте обнаруживались у 60,8% обследованных. Лекарственно-устойчивые штаммы МБТ выделялись у 58,1% больных. Стадию ВИЧ-инфекции определяли по классификации (2001). Как показали исследования, чаще всего у больных диагностировалась 4А и 4Б стадияю (37,3% и 56,8%, соответственно). По возрасту, половому составу, клиническим формам и характеру туберкулезного процесса больные всех групп были однородными. При сравнительной оценке динамики интоксикационного синдрома установлено, что ликвидация симптомов интоксикации у больных на фоне применения циклоферона происходила более быстрыми темпами, в среднем опережая динамику II ГР и ГС на одну неделю. Опережающие темпы были отмечены но четырем из пяти симптомов интоксикации (слабость, потливость, повышенная температура, нарушение аппетита). Так, уже к концу первой недели снижение температуры тела у больных I ГР. отмечали в два раза чаще (28,9%) по сравнению с ГС (14,3%). Средний срок ее снижения до нормального уровня в ОГ был достоверно меньше и составлял 2,33 ± 0,3 недели, тогда как в ГС -3,48 ± 0,4 и в II ГР — 3,32 ± 0,4 недели, что в полтора раза медленнее. К концу 8-ой неделе терапии жалобы на слабость определялись только у 26,3% больных I ГР., в то время как в группе сравнения слабость регистрировалась у 37,1% больных, а у пациентов 11 группы — у 3 1,3% пациентов (р 0,05). Выявлены различия и по динамике респираторного синдрома. Так, кашель с мокротой при поступлении в стационар наблюдался с одинаковой частотой во всех группах (56,9% в I гр, 62,5% в II гр. и 46,5% в ГС). Более длительно он сохранялся у больных ГС. Так, к концу 8-ой недели XT кашель сохранялся у20,4% 1-ой группы, 25,0% — 11-ой и 29,4% — в ГС) (р 0,05). Начиная с четвертой недели XT, уменьшение кашля и выделения мокроты происходило быстрее в ОГ и II ГР., опережая ГС в среднем на одну неделю (в среднем в 1,5 раза). Темпы уменьшения катаральных явлений в легких у больных I 151 Социально значимые болезни и состояния № 3 (7) ¦ 2006 135 -115110105 -I 1 1 1 0 нед. 4 нед. 8 нед. —I гр.¦II гр.*ГС Рис. 1. Уровень гемоглобина (г/л) при поступлении и на фоне лечения у больных I ГР, II ГР ГС. ГР и II ГР к концу 8 недель были также почти в два раза выше, чем в ГС. Наряду с клиническими показателями, эффективность комплексного лечения оценивали и по гематологическим данным. Наиболее выраженные отличия между группами обнаружены в динамике показателей уровня гемоглобина. Исходно средний уровень гемоглобина оставался в пределах нормы у пациентов I ГР и ГС (соответственно 125,0 ±5,9 г/л и 125,4 ± 6,7 г/л), наименьшее его значение наблюдалось в II ГР. (1 17,8 ± 8,0 г/л). К концу 4- ой недели XT содержание гемоглобина в ГС снизилось до 120,7 ± 6,0 г/л (р = 0,05), в то время как в II-ой гр. его уровень повысился до 121,6 ± 8,5 г/л. К концу 8 недели XT содержание гемоглобина во всех группах было в пределах нормы, вместе с тем, самые высокие цифры были характерны для I ГР. (132,1 ± 4,6 г/л), а ГС характеризовалась наименьшим средним значением гемоглобина (122,9 ± 6,7 г/л), в сравнении с I ГР. (р 0,05) (рис. 1). Таким образом, наименьшие компенсаторные возможности системы кроветворения определялись у пациентов ГС, по сравнению с обследуемыми I ГР и II ГР. При изучении других гематологических показателей установлено, что уровень СОЭ превышал нормальные значения у всех наблюдаемых больных. Наиболее выраженные изменения были в I ГР и II ГР на протяжении всего курса XT, исходно более низкие показатели СОЭ отмечались во II ГР (рис. 2). К концу 8 недели XT в II ГР (22,3 ± 6,0 мм/ч) значение СОЭ также было достоверно выше, чем в I ГР (18,0 ± 3,3 мм/ч), (р 0,05). Таким образом, СОЭ, как неспецифический тест, указывающий на активно протекающий воспалительный процесс, в динамике была наиболее высокой у больных ГС, в отличие от пациентов I ГР и II ГР. Прекращение бактериовыделения у больных I ГР. происходило опережающими темпа- 35 -151050 I 1 1 1 0 нед. 4 нед. 8 нед. -I гр.¦II гр.*ГС Рис. 2. СОЭ (мм/час) при поступлении в стационар и на фоне лечения у больных I ГР, II ГР и ГС-Р. ми по сравнению с ГС. Так, к концу 4-ой недели лечения бактериовыделение прекратилось у 50,0% больных I гр., у 58,3% больных II ГР и только у 14,6% больных ГС. Подобное соотношение сохранилось и к концу курса терапии (90,0% в I ГР, 83,3% в II ГР. и 52,3%) в ГС). Таким образом, применение Циклоферона и Инга-рона при лечении туберкулеза у ВИЧ-инфицированных позволяет в более короткие сроки и в большем проценте случаев прекратить бактериовыделение. Оценивая динамику инволюции инфильтратов в легких у больных I ГР., II ГР и ГС мы установили, что во всех группах наиболее выраженная регрессия наблюдалась у больных с крупными инфильтратами. В то же время полости распада перестали определяться у 20,4% больных I ГР, у 25% больных II ГР, и только у 11,8% больных ГС. Таким образом, препараты Циклоферон и Ингарон оказывают позитивное влияние и на репаративные процессы, ускоряя процессы морфологического выздоровления. Наибольший интерес представляли данные о характере влияния препаратов на состояние иммунологической реактивности организма. Так, средний уровень абсолютного содержания С04-лимфоцитов у пациентов 1ГР составил 421,6 ± 72,6 кл/мкл, 11-ой ГР- 322,1 ± 122,1 кл/мкл и 446,3 ± 98,0 кл/мкл в ГС (норма 570-1 100 кл/мкл), (рис. 3). К концу 8 недели показатель CD4 возрос до 441,0 ± 51,7 кл/мкл в I ГР (р 0,05), в II ГР — до 331,1 ± 127,9 кл/мкл (р 0,05), а в ГС снизился до 392,4 ± 126,4 кл/мкл. (р 0,05). В динамике, на фоне терапии, отмечалось нарастание абсолютного содержания CD4-клеток в I ГР на 5,0% и в 11 ГР — на 2,3%. С целью определения показания к назначению циклоферона и препаратов интерфероново-го ряда (Интераль и Ингарон) у больных тубер- 152 № 3 (7) ¦ 2006 Социально значимые болезни и состояния Таблица 1 Иммунологические пока атели у больных 1ПГ и 2ПГ на фоне терапии циклофероном в динамике Показатель1 ПГ (CD4+ 350 кл/мкл)2ПГ (СD4+ 350 кл/мкл) 0 нед.8 нед.0 нед8 нед. n27232421 CD3%86,5 ±1,591,2±2,072,5 ±2,669,1 ±2,8 кл/мкл1814,0 ± 139,1194|,9 ± 233,6877,4 ± 154,4836,3 ± 203,6 CD4%26,3 ± 3,03l,5 ±3,217,1±5.116,8 ± 5.7 кл/мкл656,2 ± 41,3728,4 ± 74,7187,1 ± 43.1153,6 ± 27,0 CD8%64,1 ± 2,664,4 ± 4,442,9 ± 2,941,9 ± 4,5 кл/мкл1268,0 ± 126,71318,7 ± 275,0548,3 ± 91,2546,7 ± 125,4 CD4/CD80,70 ± 0,090,71 ± 0,060,23 ± 0,050,22 ± 0,06 Таблица 2 Иммунологические показатели у больных 1ПГ2 и 2ПГ2 на фоне терапии Интералем и Ингароном в динамике. Показатель1 ПГ2 (CD4+ 350 кл/мкл)2 ПГ2 (CD4+ 350 кл/мкл) 0 нед.8 нед.0 нед8 нед. П7799 CD3%86,2 ± 3,286,3 ± 3,871,9 ± 5.869,0 ± 6,3 кл/мкл1915,7 ± 318,51921,3 ± 555,5899,0 ± 210,3787,7 ± 305,4 CD4%31,3 ± 5,733,7 ± 5,914,7 ± 5,813,8 ± 5,9 кл/мкл556,7 ± 120,0665,5 ± 106,6157,4 ± 66,0143,6 ± 78,5 CD8%73,7 ± 3,274,3 ± 5,353,6 ± 10,553,0 ± 6,9 кл/мкл1513,6 ± 410,31524,2 ± 505,7659,1 ± 166,0624,3 ± 173,8 CD4/CD80,81 ± 0,300,85 ± 0,270,22 ± 0,090,22 ± 0,13 кулезом и ВИЧ/СПИДом в процессе лечения изучено влияние этих препаратов у 67 пациентов туберкулезом и ВИЧ/СПИДом. Больные были разделены на 2 группы: 51 пациент получил циклоферон (I группа) и 16 пациентов получили интераль (?-ИФН) и ингарон (?-ИФН) — (II группа) совместно с противотуберкулезными препаратами. Среди пациентов I группы 27 больных имели стартовое значение CD4-лимфоцитов больше 350 кл/мкл. — 1 ПГ, 24 больных имели стартовое значение С04-лимфоцитов меньше 350 кл/мкл. — 2 ПГ. Пациенты обеих подгрупп не отличались по полу, возрасту и наличию сопутствующих заболеваний. Препарат циклофе-рон назначался per os в дозе 600 мг через день. На фоне лечения пациенты отмечали улучшение самочувствия и повышения общего уровня качества жизни. Опережающие темпы были отмечены у пациентов 1-ой подгруппе (1 ПГ) 11Г по четырем из пяти симптомов интоксикации (слабость, потливость, повышенная температура, нарушение аппетита). Наиболее выраженное различие было получено при изучении иммуннологическпх показателей. Так, у больных с исходным количеством CD4+- больше 350 кл/мкл. (1ПГ) к концу 8 недели терапии (окончание курса циклоферона) наблюдали повышение CD4 на 1 1,0%) — с 656,2 ± 41,3 кл/мкл до 728,4 ± 74,7 кл/мкл, а у больных с исходным количеством CD4 — меньше 350 кл/мкл., у больных 1 1-ой подгруппы (2Г1Г) не только не наблюдался прирост Т-лим-фоцитов с рецепторами CD4, а отмечалось их снижение на 17,9% (с 187,1 ± 43,1 кл/мкл до 153,6 ± 27,0 кл/мкл). Такая же тенденция наблюдалась и в отношении относительного и абсолютного содержания CD3+ и CD8+ лимфоцитов. В 1-ой подгруппе отмечалось их повышение, а во второй-снижение. (табл. 1). Среди пациентов II группы (7 больных), по лучивших Интераль и Ипгарон, имели стартовое значение С04-лимфоцитов больше 350 кл/мкл. -1 ПГ2, 9 больных имели С04-лим-фоцитов менее 350 кл/мкл. — 2ПГ2. На фоне лечения пациенты отмечали улучшение самочувствия и повышения общего уровня качества жизни. Опережающие темпы были отмечены у пациентов 1 ИГ2 по четырем из пяти симптомов интоксикации (слабость, потливость, повышенная температура, нарушение аппетита). Наиболее выраженное различие было получено при изучении иммуннологических показателей. У пациентов с исходным количеством CD4+ более 350 кл/мкл. (1ПГ2) к концу 8 недели терапии (окончание курса интераля и ингарона) наблю- 153 Социально значимые болезни и состояния № 3 (7) ¦ 2006 дали повышение CD4 клеток на 19,5% (соответственно 556,7 ± 120,0 кл/мкл и 665,5 ± 106,6 кл/мкл), а у больных с исходным количеством CD4+ менее 350 кл/мкл. (2ПГ:) не только Fie наблюдалось увеличение содержания Т лимфоцитов с рецепторами CD4, а отмечалось их снижение на 9,0% (соответственно 157,4 ± 66,0 кл/мкл и 143,6 ± 78,5 кл/мкл) (табл. 2). Таким образом, можно заключить, что у больных с уровнем CD4+ ниже 350 кл/мкл. не показана иммуннокорригирующая терапия циклофероном и препаратами интерфероно-вого ряда (интералем и ингароном). Назначение этих препаратов в данную стадию заболевания не только не способствует повышению CD4+ клеток, но и приводит к снижению этого класса Т-лимфоцитов, что свидетельствует об ухудшении патологического процесса и переходе больного в более тяжелую стадию болезни. Назначение этих препаратов у больных с уровнем CD4+ выше 350 кл/мкл, напротив, повышает их количественного содержания и препятствует переходу ВИЧ-инфекции в стадию СПИДа. Выводы 1. . Применение препаратов интерфероново-го ряда «интераль» и «ингарон» и их индуктора «циклоферон» в комплексной терапии ВИЧ-инфекции итуберкулеза позволяет повысить эффективность лечения легочного туберкулеза. 2. Наряду с относительно быстрой ликвидацией симптомов туберкулезной интоксикации и уменьшением респираторных проявлений, препараты оказывают иммуностимулирующее действие, особенно у ВИЧ-инфицированных с иммунным резервом, то есть с уровнем CD4+ больше 350 кл/мкл. 3. . Применение циклоферона и интерферо-нов позволяет уменьшить частоту гепатотокси-ческих побочных реакций на противотуберкулезные препараты, в том числе и у больных с ви

Автор:Админ

Биопрепарат для очистки морской воды

Изобретение относится к средствам борьбы с нефтяным загрязнением и может быть использовано при ликвидации последствий аварийных нефтяных разливов в море. Биопрепарат на основе углеводородокисляющего штамма Phyllobacterium myrsinacearum ВКПМ В-9079 получен путем последовательного культивирования штамма на среде с пептоном, сахарозой, источником фосфора, калия, магния, и на среде с кукурузным экстрактом, сахарозой, источником фосфора, калия, магния. С последующим разведением полученного концентрата стерильной дистиллированной водой, в которую добавляют (г/л): концентрат бактериальной суспензии — 100,0; меласса — 20,0; K2HPO4 — 1,5; KH2PO4 — 1,5; MgSO4 — 1,5, или смешивание полученного концентрата с 15% раствором мелассы и водой в соотношении 1:1:1, инокулирование полученной смесью стерильного вермикулита, вспученного с последующим поверхностным культивированием в течение 3-5 дней при 18-20°С. Биопрепарат эффективно и в короткий срок утилизирует нефтяные углеводороды, в том числе полиядерные ароматические. Убыль суммарных нефтяных углеводородов через 15 суток очистки жидким биопрепаратом составила 84,1%, сухим биопрепаратом — 78,1%. Применение жидкой формы биопрепарата снизило суммарное содержание ПАУ на 75,2%, сухой формы — на 76,9%. 4 табл.

Биопрепарат для очистки морской воды от нефти, полученный путем последовательного культивирования штамма Phyllobacterium myrsinacearum ВКПМ В-9079 на среде с пептоном, сахарозой, источником фосфора, калия, магния и на среде с кукурузным экстрактом, сахарозой, источником фосфора, калия, магния и разведение полученного концентрата стерильной дистиллированной водой, в которую добавляют (г/л): концентрат бактериальной суспензии — 100,0; мелассу — 20,0; K2HPO4 — 1,5; KH2PO4 — 1,5; MgSO4 — 1,5, или смешивание полученного концентрата с 15%-ным раствором мелассы и водой в соотношении 1:1:1, инокулирование полученной смесью стерильного вермикулита вспученного с последующим поверхностным культивированием в течение 3-5 дней при 18-20°С.

Изобретение относится к средствам борьбы с нефтяным загрязнением и может быть использовано для очистки морской воды от нефти. Биопрепарат представлен в жидкой и сухой формах, создан на основе углеводородокисляющего штамма Phyllobacterium myrsinacearum DKS-1 с титром клеток 109 / мл/г. В состав жидкого препарата входят биомасса штамма и жидкая питательная среда, содержащая источники азота, калия, фосфора и магния. Сухая форма биопрепарата содержит штамм, иммобилизованный в поры носителя, в качестве которого используют стерильный адсорбент вермикулитовый вспученный. Биопрепарат эффективно и в короткий срок утилизирует нефтяные углеводороды, в том числе полиядерные ароматические.ОПИСАНИЕ ИЗОБРЕТЕНИЯПредлагаемое изобретение относится к средствам борьбы с нефтяным загрязнением и может быть использовано для очистки морской воды от нефти.Известны разнообразные биопрепараты на основе нефтеокисляющих микроорганизмов и их ассоциаций, предназначенные для очистки окружающей среды от нефти и нефтепродуктов (а.с. СССР №1076446, 1982; патенты РФ 2023686, 1994; 2122980, 1998; 2174496, 2001; 2191753, 2002; 2191752, 2002).Наиболее близким к предлагаемому биопрепарату является биопрепарат «Авалон» (патент РФ №2181701, кл. C02F 3/34, С12Р 39/00, В09С 1/20, C12N 1/20, 2002), который содержит пористый носитель в виде вспененных стеклообразных метафосфатов переменного состава и штаммы микроорганизмов-деструкторов нефти (Serratia marcescens PL-1, Pseudomonas fluorescens biovar II 10-1, Acidovorax delafieldii 3-1), взятый нами за прототип.Его недостатком является то, что предлагаемые микроорганизмы могут быть патогенными и применение биопрепарата может представлять опасность в медицинском и санитарно-гигиеническом отношении. Кроме того прототип предлагает к использованию коллекционные штаммы, а с точки зрения экологической безопасности и эффективности в состав биопрепаратов должны входить аборигенные микроорганизмы, свойственные конкретному очищаемому от нефти объекту.Задачей изобретения является разработка такого биопрепарата для очистки морской воды от нефти, который позволил бы обеспечить экологическую, медицинскую и санитарно-гигиеническую безопасность его применения.Это достигается за счет того, что в качестве биодеструктора используют углеводородокисляющий бактериальный штамм Phyllobacterium myrsinacearum DKS-1, выделенный из вод Северного Каспия, отобранных в районе разведочного бурения нефтяных скважин. Филогенетическое положение штамма проведено на основании секвенирования гена 16S рРНК 6 Центре «Биоинженерия» РАН и ИНМИ РАН.Данный штамм защищен патентом (2268934) и депонирован во Всероссийской коллекции промышленных микроорганизмов (коллекционный номер ВКПМ В-9079).Штамм не токсичен, не обладает вирулентными и токсигенными свойствами, не диссеминирует во внутренних органах лабораторных животных.Анализ литературных данных и известных технических решений показывает, что не имеется сведений о биопрепаратах для очистки объектов окружающей среды от нефтяного загрязнения с использованием бактерий рода Phyllobacterium. Следовательно, заявляемое изобретение соответствует условиям патентоспособности «новизна», «изобретательский уровень».В качестве деструктора нефти используют бактериальный штамм Phyllobacterium myrsinacearum DKS-1. Хранение штамма осуществляют на агаризованной питательной среде (МПА) с Периодическими пересевами (3-4 раза в год). Инкубирование после пересева ведут при температуре 28°С в течение 3-4 дней, затем культуру хранят в холодильнике при температуре 4°С, а также в лиофилизированном состоянии в ампулах.Штамм Phyllobacterium myrsinacearum DKS-1 характеризуется следующими культурально-морфологическими и физиолого-биохимическими признаками: Грамвариабельные прямые подвижные палочки, спор не образуют. Образуют на МПА круглые, выпуклые, блестящие, слизистые, 1-2 мм в диаметре колонии с ровными краями от светло-розового до красного цвета. Оксидазоположительный, каталазоположительный, галотолерантный (рост в интервале солености 0,05-20% NaCl), не гидролизует крахмал, казеин, пектин и целлюлозу, не разжижает желатин, не образует сероводород и индол, восстанавливает нитраты в нитриты, образует кислоту из глюкозы, не окисляет лактозу. Не имеет аргининдегидролазы, лизин- и орнитиндекарбоксилаз, уреазы, фенилаланиндезаминазы, β-галактозидазы, не утилизирует цитрат и малонат натрия, цитрат натрия с глюкозой. Способен к росту на средах Чапека, Миллса, Кинга, магниево-калиево-дрожжевой (МКД), Маккланга, на средах, приготовленных на основе отрубей, мелассы, кукурузного, мясного или дрожжевого экстрактов, картофельного или горохового отваров как с добавлением дизельного топлива и нефти, так и без добавления.Бактериальный штамм Phyllobacterium myrsinacearum DKS-1, выращиваемый на стандартных средах и средах с добавлением морской соли, способен размножаться и деградировать до 96% углеводородов за 30 суток в диапазоне солености 0,05-20,0%.В первом примере биопрепарат представлен в жидкой форме, в состав которого входят биомасса углеводородокисляющего штамма Phyllobacterium myrsinacearum DKS-1 и жидкая питательная среда.Для получения посевного материала указанного штамма используют жидкую питательную среду следующего состава, г/л воды: пептон — 10,0; сахароза — 10,0; KH2PO4 — 0,5; K2HPO4 — 0,5; MgSO4×7H2O — 0,3.Приготовленную жидкую среду разливают в качалочные колбы по 100 мл, при этом объем качалочной колбы — 750 мл. Среду засевают смывом с одного косяка и колбу помещают на качалку при 220 об/мин с температурой 28-30°С на 72 часа. Получают титр 0,5-1,0 млрд/мл. Для достижения титра около 1-2×109 КОЕ/мл время культивирования — 96 часов.Посевной материал можно хранить в холодильнике до 1 месяца при температуре плюс 4-6°С.Посевной материал вносят в ферментер и проводят глубинное культивирование в аэробных условиях при температуре 28-30°С с постоянно работающей мешалкой при коэффициенте заполнения 0,8 на среде следующего состава (г/л воды): кукурузный экстракт — 10,0; сахароза — 10,0; KH2PO4 — 0,5; K2HPO4 — 0,5; MgSO4×7H2O — 0,3; рН=7,5.Полученный в ферментерах концентрат суспензии штамма разводят стерильной дистиллированной водой, в которую добавляют (г/л): концентрат бактериальной суспензии — 100,0; меласса — 20,0; K2HPO4 — 1,5; KH2PO4 — 1,5; MgSO4 — 1,5; pH=7,5.Сухая форма биопрепарата включает стерильный субстрат — носитель адсорбент вермикулитовый вспученный, в поры которого искусственно иммобилизован штамм Phyllobacterium myrsinacearum DKS-1. Для этого субстрат-носитель в пакетах инокулируют смесью концентрата суспензии штамма, 15% стерильного раствора мелассы и воды, взятых в соотношении 1:1:1. Исходный титр инокулированного субстрата-носителя составляет 20×106 КОЕ/г. Осуществляют дополнительное поверхностное культивирование штамма на субстрате-носителе в течение 3-5 дней при 18-20°С.Для испытания эффективности очистки от нефтяного загрязнения при помощи различных форм биопрепарата были созданы модельные экосистемы с имитацией аварийного разлива нефти в море. Для этого были использованы 20-литровые сосуды, содержащие 15 литров морской воды, отобранной на лицензионном участке ООО «Лукойл-Нижневолжскнефть» Северного Каспия, в которые вносили 1% (по объему) сырой каспийской нефти. В результате была создана модель нефтяного разлива на поверхности морской воды.Пример 1. Очистка жидкой формой биопрепаратаНа поверхность нефтяного разлива в созданных модельных экосистемах с морской водой распыляли жидкий биопрепарат на основе штамма Phyllobacterium myrsinacearum DKS-1 в количестве 20 мл/л (титр клеток 109 /мл).Контроль моделировал процесс естественного самоочищения за счет физико-химических процессов и деятельности аборигенной микрофлоры воды. Для этого в модельные системы с морской водой и нефтью биопрепарат не вносили.Экспериментальные системы выдерживали при естественном освещении и свободном газообмене с постоянным перемешиванием в течение 15 суток.Для испытания деструкционных способностей биопрепарата определяли содержание суммарных нефтяных углеводородов в воде флуориметрическим методом, а также уровень полиядерных ароматических углеводородов.Начальное содержание нефтяных углеводородов во всех вариантах опыта составило 9,36 г/л.Через 15 суток очистки жидким биопрепаратом убыль суммарных нефтяных углеводородов составила 84,1%, что на 49,4% превышает аналогичный показатель в сравнении с контролем, где разрушение нефтяных углеводородов происходит в результате физико-химических процессов и деятельности аборигенной микрофлоры морской воды. Результаты эксперимента представлены в таблице 1.

Таблица 1

Убыль углеводородов в ходе испытаний биопрепарата, %

Варианты модельных систем

Продолжительность эксперимента, сутки

3

7

15

Контроль

23,6

27,1

34,7

С внесением жидкого биопрепарата

49,5

51,7

84,1

К числу наиболее токсичных и канцерогенных компонентов нефти относятся полиядерные ароматические углеводороды (ПАУ), уровень суммарного содержания которых в начале эксперимента составил 260,2 мкг/л.Применение жидкой формы биопрепарата снизило суммарное содержание ПАУ на 75,2%, что на 33,7% эффективнее по сравнению с контролем. Результаты представлены в таблице 2.

Таблица 2

Убыль полиядерных ароматических углеводородов (ПАУ) через 15 сут эксперимента, %

показатели

контроль

с внесением жидкого биопрепарата

Нафталин

63,3

97,6

2-метилнафталин

59,6

97,5

Бифенил

17,1

68,5

Аценафтилен

28,9

54,0

Аценафтен

11,8

71,0

Флуорен

13,3

55,6

Фенантрен

26,0

37,3

Антрацен

22,4

47,2

Флуорантен

26,9

60,0

Пирен

27,8

57,5

Хризен

19,1

52,4

Бенз(а)антрацен

20,3

53,6

Бенз(а)пирен

7,3

56,0

Дибенз(а,h)антрацен

42,0

64,5

Сумма

41,5

75,2

В ходе испытаний биопрепарата были отмечены такие эффекты его действия, как исчезновение радужной пленки, присутствующей в начале эксперимента, образование хлопьевидных скоплений деструктированной нефти, более половины площади воды, свободной от загрязнения. В контрольных вариантах без внесения биопрепарата подобных эффектов не наблюдалось.Пример 2. Очистка сухой формой биопрепаратаНа поверхность нефтяного разлива в созданных модельных экосистемах с морской водой распыляли стерильный адсорбент вермикулитовый вспученный в количестве 1 г/л для моделирования физико-химической адсорбции нефти. На поверхность других экспериментальных сосудов с нефтяной пленкой наносили сухой биопрепарат на основе штамма Phyllobacterium myrsinacearum DKS-1 на субстрате-носителе (адсорбенте вермикулитовом вспученном) в количестве 1 г/л (титр клеток 109/г).Контроль моделировал процесс естественного самоочищения за счет физико-химических процессов и деятельности аборигенной микрофлоры воды. Для этого в модельные системы с морской водой и нефтью биопрепарат не вносили.Экспериментальные системы выдерживали при естественном освещении и свободном газообмене с постоянным перемешиванием в течение 15 суток.Для испытания деструкционных способностей биопрепарата определяли содержание в воде суммарных нефтяных углеводородов флуориметрическим методом, а также уровень полиядерных ароматических углеводородов.Начальное содержание нефтяных углеводородов во всех вариантах опыта составило 9,36 г/л.При внесении сухого биопрепарата на поверхность воды он некоторое время не тонет, адсорбирует на себе нефтяную пленку, но не насыщается при этом водой. Через сутки часть препарата оседает на дно и функционирует как деструктор нефтяного загрязнения, эмульгированного в водной толще.Через 3 суток после нанесения биопрепарата на водную поверхность, загрязненную нефтью, вокруг частиц биопрепарата образовалась бактериальная пленка, что свидетельствует о том, что он является для микроорганизмов источником питания. Через 15 суток на поверхности воды полностью отсутствовала радужная пленка.Испытания показали, что использование адсорбента лишь на 1,2% ускорило процесс естественного самоочищения морской воды от нефтяных углеводородов. Применение сухого биопрепарата на основе штамма Phyllobacterium myrsinacearum DKS-1 на субстрате-носителе было более эффективно, и убыль нефтяных углеводородов в течение 15 суток составила 78,1%, что на 43,4% превышала аналогичный показатель в контроле, где деструкция происходит в результате физико-химических процессов и деятельности аборигенной микрофлоры морской воды. Использование сухого биопрепарата на 42,2% эффективнее, чем очистка адсорбентом. Результаты представлены в таблице 3.

Таблица 3

Убыль углеводородов в ходе испытаний биопрепарата, %

Варианты модельных систем

Продолжительность эксперимента, сутки

3

7

15

Контроль

23,6

27,1

34,7

С внесением адсорбента

23,4

32,2

35,9

С внесением сухого биопрепарата

45,4

47,4

78,1

Уровень суммарного содержания полиядерных ароматических углеводородов (ПАУ) в начале эксперимента составлял 260,2 мкг/л.Использование адсорбента снизило их содержание через 15 суток на 62,8%, что на 21,3% больше, чем в контроле за счет процесса естественного самоочищения морской воды. Эффективность очистки от ПАУ через 15 суток с применением сухой формы биопрепарата на основе штамма Phyllobacterium myrsinacearum DKS-1 на субстрате-носителе составила 76,9%, что на 35,4% и 14,1% результативнее по сравнению с контролем и применением адсорбента соответственно. Результаты представлены в таблице 4.

Таблица 4

Убыль полиядерных ароматических углеводородов (ПАУ) через 15 сут эксперимента, %

Показатели

Контроль

С внесением адсорбента

С внесением сухого биопрепарата

Нафталин

63,3

69,7

98,3

2-метилнафталин

59,6

91,3

98,1

Бифенил

17,1

58,5

74,0

Аценафтилен

28,9

46,1

59,4

Аценафтен

11,8

26,2

40,8

Флуорен

13,3

52,6

55,1

Фенантрен

26,0

27,6

49,1

Антрацен

22,4

38,4

42,3

Флуорантен

26,9

52,0

59,4

Пирен

27,8

55,9

71,8

Хризен

19,1

50,8

69,0

Бенз(а)антрацен

20,3

53,2

75,2

Бенз(а)пирен

7,3

15,7

35,6

Дибенз(а,h)антрацен

42,0

48,2

58,9

Сумма

41,5

62,8

76,9

Через 15 суток применения биопрепарата отмечено исчезновение радужной пленки, присутствующей в начале эксперимента, образование хлопьевидных скоплений деструктированной нефти, более половины площади воды, свободной от загрязнения. В контрольных вариантах без внесения биопрепарата, а также лишь адсорбента подобных эффектов не наблюдалось.Таким образом, проведенные испытания предлагаемого биопрепарата показали, что он эффективно и в короткий срок утилизирует нефтяные углеводороды, в том числе полиядерные ароматические, которые более токсичны для живой природы. Бактериальный штамм Phyllobacterium myrsinacearum, входящий в состав биопрепарата, экологически безопасен, не обладает патогенными свойствами для теплокровных животных и удовлетворяет требованиям, предъявляемым к промышленным микроорганизмам. На основании этого его можно рекомендовать для очистки морской воды от нефти.Источники информации1. Авторское свидетельство СССР №1076446, кл. C02F 3/34, 1982.2. Патент РФ №2023685, кл. C02F 3/34, Е02В 15/04, С12Р 39/00, 1994.3. Патент РФ №2122980, кл. C02F 3/34, В09С 1/10, С12Р 39/00, 1998.4. Патент РФ №2174496, кл. C02F 3/34, В09С 1/10, C12N 1/26, C12R1:01, 2001.5. Патент РФ №2191753, кл. C02F 3/34, В09С 1/10, C12N 1/26, C12R1:01, C12R1:32, 2002.6. Патент РФ №2191752, кл. C02F 3/34, В09С 1/10, C12N 1/26, C12R1:01, C12R1:32, 2002.7. Патент РФ №2181701, кл. C02F 3/34, С12Р 39/00, В09С 1/20, C12N 1/20, 2002.

Автор:Админ

Композиция для борьбы с эпистаксисом

Настоящее изобретение относится к области фармации и представляет собой гелевую композицию для лечения эпистаксиса, содержащую (a) карбоксиполиметиленовый полимер; (b) глицин; (c) источник ионов кальция и (d) воду, где концентрация карбоксиполиметиленового полимера составляет от 30 до 40 г сухого вещества на 1 литр геля, концентрация глицина составляет от 110 до 120 г сухого вещества на 1 литр геля, концентрация ионов кальция составляет от 40 до 70 мг на 1 литр геля. Изобретение обеспечивает создание гелевой композиции, эффективной для лечения эпистаксиса. 5 н. и 7 з.п. ф-лы, 1 пр.

1. Гелевая композиция для лечения эпистаксиса, содержащая:(a) карбоксиполиметиленовый полимер;(b) глицин;(c) источник ионов кальция; и(d) воду,где концентрация карбоксиполиметиленового полимера составляет от 30 до 40 г сухого вещества на 1 л геля, концентрация глицина составляет от 110 до 120 г сухого вещества на 1 л геля, концентрация ионов кальция составляет от 40 до 70 мг на 1 л геля.

2. Гелевая композиция по п.1, где карбоксиполиметиленовый полимер представляет собой Carbopol 974P NF и/или Carbopol 971P NF.

3. Гелевая композиция по п.1, где концентрация карбоксиполиметиленового полимера составляет примерно 35 г сухого вещества на 1 л геля.

4. Гелевая композиция по п.1, где концентрация глицина составляет примерно 117 г сухого вещества на 1 л геля.

5. Гелевая композиция по п.1, где концентрация ионов кальция составляет примерно 58 мг на 1 л геля.

6. Гелевая композиция по п.1, где концентрация карбоксиполиметиленового полимера составляет примерно 35 г сухого вещества на 1 л геля, концентрация глицина составляет примерно 117 г сухого вещества на 1 л геля и концентрация ионов кальция составляет примерно 58 мг на 1 л геля.

7. Способ получения композиции, охарактеризованной в любом из пп.1-6, включающий смешивание воды с сухими компонентами (a), (b) и (c) в любом желаемом порядке.

8. Способ лечения эпистаксиса путем профилактики или терапии, включающий введение в полость носа человека или животного эффективного количества гелевой композиции, охарактеризованной в любом из пп.1-6.

9. Гелевая композиция по п.1 для применения в терапии.

10. Гелевая композиция по п.1 для применения для лечения эпистаксиса путем профилактики или терапии.

11. Сухая композиция для изготовления лекарственного средства для лечения эпистаксиса, содержащая:(a) карбоксиполиметиленовый полимер;(b) глицин; и(c) источник ионов кальция.

12. Применение композиции, охарактеризованной в любом из пп.1-6 или 11, для изготовления лекарственного средства для лечения эпистаксиса путем профилактики или терапии.

Настоящее изобретение относится к новой композиции, которая является полезной для лечения эпистаксиса (кровотечения из носа). В частности, изобретение относится к гелевой композиции для профилактики и лечения эпистаксиса, которую можно легко вводить в носовую полость и которая не требует удаления после использования.Предшествующий уровень техникиЭпистаксис (кровотечение из носа) встречается очень часто. Хотя во многих случаях симптомы являются временными и однократными, у некоторых пациентов симптомы повторяются и являются сильными. Наиболее распространенный метод лечения тяжелого эпистаксиса состоит в прижигании кровоточащего сосуда. Если не видно источник кровотечения, можно использовать тампонирование носовой полости с использованием хлопковых тампонов или надувных резиновых шариков, однако такие методы являются неудобными и вызывают дискомфорт для пациента. Хлопковые тампоны обычно имеют ширину 2 см и длину 40-100 см. Их помещают в нос, применяя давление на слизистую для остановки кровотечения, где они могут оставаться в течение 1-4 дней. Надувные резиновые шарики также действуют с применением давления на слизистую, и они могут оставаться в полости носа в течение 1-2 дней. Независимо от того, используются ли тампоны или шарики, при их введении пациенты испытывают боль, нарушается нормальное дыхание и может возникнуть локальная инфекция. Существует необходимость способов лечения, которые бы не имели описанных недостатков.В WO 01/00218 описана композиция для распыления в нос, содержащая соль Мертвого моря в концентрации примерно 0,5-5 г/л стерильного раствора, содержащая буфер и по существу не содержащая токсичных органических примесей. Указано, что эта композиция используется для лечения ринита, синусита, эпистаксиса и постхирургического воспаления, однако в отношении эпистаксиса не сообщается о каких-либо испытаниях.Были экспериментально исследованы назальные гелевые аппликаторы и вазоконстрикторы, см. Bende et al., Acta Otolaryngol (Stockh) 88, 459-461 (1979); Bende et al., Acta Otolaryngol (Stockh) 102, 488-493 (1986); и Bende et al., Acta Otolaryngol (Stockh) 110, 124-127 (1990). Ранние клинические исследования показали, что в рецидивирующем эпистаксисе играет роль фибринолиз, см. Petruson et al., Acta Otolaryngol (Stockh) suppl. 317 (1974). Tibbelin et al., ORL (Basel) 57, 207-209 (1995), исследовали гемостатический эффект местного применения геля транексамовой кислоты и геля плацебо в рандомизированном двойном слепом многоцентровом клиническом испытании. Оба геля показали положительный эффект, причем гель плацебо, что удивительно, показал немного (хотя незначительно) лучшие результаты, чем гель, содержащий транексамовую кислоту (ингибитор фибринолитической системы).Сущность изобретенияАвтор изобретения неожиданно открыл улучшенную композицию для использования в качестве назального геля, которая имеет преимущества по сравнению с известным вышеописанным гелем плацебо, которая является более эффективной для лечения эпистаксиса.Согласно изобретению предложена гелевая композиция, содержащая:(a) карбоксиполиметиленовый полимер;(b) глицин;(c) источник ионов кальция; и(d) воду.Могут использоваться дополнительные материалы, которые являются традиционными для таких композиций, что будет подробно описано ниже.Изобретение также предлагает способ получения новой гелевой композиции, включающий смешивание воды с сухими компонентами (a), (b) и (c) в любом желаемом порядке.В еще одном аспекте изобретение предлагает способ лечения эпистаксиса путем профилактики или терапии, включающий введение в полость носа человека или животного эффективного количества гелевой композиции согласно изобретению.В еще одном аспекте изобретение предлагает применение гелевой композиции согласно изобретению в терапии, особенно для лечения эпистаксиса.В еще одном аспекте изобретение предлагает применение гелевой композиции согласно изобретению для лечения эпистаксиса путем профилактики или терапии.Хотя композиции используются в терапии в виде гелей, также можно готовить композиции сухих компонентов (a), (b) и (c), указанных выше, и затем готовить гелевые композиции впоследствии, перед применением. Соответственно, в еще одном аспекте изобретение предлагает сухую композицию, содержащую:(a) карбоксиполиметиленовый полимер;(b) глицин;(c) источник ионов кальция.Подробное описание изобретенияДалее подробно описаны природа и функция существенных компонентов композиций согласно изобретению.a) Карбоксиполиметиленовый полимерКарбоксиполиметиленовые полимеры (также известные как карбомеры) являются полимерами акриловой кислоты, связанной с полиалкениловыми эфирами или дивинилгликолем. Карбомеры имеют основную структурную единицу[-CH2CH(COOH-)]n. Их различные типы доступны от Noveon, Cleveland, Ohio, США под торговой маркой Carbopol. Эти типы отличаются степенью сшивки и условиями их получения. Сырьем для карбомеров являются белые порошки, однако они сильно гидрофильны и способны набухать в воде вплоть до 1000 раз от их первоначального объема. Карбомеры по существу биологически инертны и имеют длинную историю их безопасного использования в местных составах различного типа. Известно, что они прилипают к поверхностям слизистой, поскольку они притягивают воду из слизистого слоя, прилежащего к поверхности эпителия.При введении в полость носа карбомер оказывает давление на слизистую и кровоточащий сосуд. Таким образом он действует как тампон, который также оказывает давление на слизистую и используется для лечения эпистаксиса (см. выше раздел «Предшествующий уровень техники»). Однако гель, по сравнению с тампоном, имеет преимущество — обычно нет необходимости удалять его из носа, поскольку он перемещается мукоцилитарной системой через нос, горло и поглощается в течение одного или двух часов после введения.Предпочтительные карбоксиполиметиленовые полимеры для использования в настоящем изобретении — это полимеры, которые продаются под торговым наименованием Carbopol и доступны от фирмы Noveon. Carbopol 974P NF и Carbopol 971Р NF являются предпочтительными полимерами.Используемое количество карбоксиполиметиленового полимера зависит от типа полимера. Карбоксиполиметиленовый полимер обычно составляет от 5 до 50 масс.% от общего содержания сухих ингредиентов, предпочтительно от 10 до 35 масс.%, более предпочтительно от 15 до 30 масс.%, наиболее предпочтительно примерно 20 масс.%.Гелевые композиции согласно изобретению могут быть получены с использованием концентрации карбоксиполиметиленового полимера, которая типично составляет от 10 до 100 г сухого вещества на 1 литр геля, предпочтительно от 20 до 50 г/л, более предпочтительно от 30 до 40 г/л, наиболее предпочтительно примерно 35 г/л.b) Глицинвторым компонентом геля является аминокислота глицин (аминоуксусная кислота). Она не является так называемой «необходимой аминокислотой» и может продуцироваться в организме человека, поскольку является простейшей аминокислотой из 20 аминокислот. Глицин вовлечен во множество метаболических реакций и принимает участие в образовании белков в организме человека.Мы обнаружили, что глицин придает гелю гиперосмотическую активность. Вода отвлекается от слизистой носа, что означает, что снимается отек со слизистой и она сжимается, в результате кровотечение уменьшается и прекращается. Поскольку глицин является строительным материалом клеток человека, он также может играть роль в восстановлении слизистой носа и стенок кровяных сосудов.Глицин является широко доступным коммерческим материалом.В сухих композициях согласно изобретению глицин обычно составляет от 30 до 90 масс.% от общего количества ингредиентов, предпочтительно от 50 до 80 масс.%, более предпочтительно около 70 масс.%.В гелевых композициях согласно изобретению концентрация глицина обычно составляет от 50 до 200 г сухого вещества на 1 литр геля, предпочтительно от 80 до 150 г/л, более предпочтительно от 110 до 120 г/л, наиболее предпочтительно примерно 117 г/л.c) Источник ионов кальцияТретьим существенным компонентом является источник ионов кальция (Ca2+). Ионы кальция вовлечены в процессы биологической коагуляции. На последних стадиях коагуляции крови тромбин преобразует белок фибриноген (молекулярная масса 340 000) в растворимый фибрин. В итоге растворимый фибрин может быть превращен в нерастворимый фибрин, который может противостоять механическим нагрузкам более эффективно, в результате может быть предотвращено повторное кровотечение. Не желая ограничиваться какой-либо теорией, считают, что превращение фибрина в нерастворимую форму происходит быстрее в присутствии ионов кальция, абсорбция которых может быть усилена из-за того, что слизистая носа является очень тонкой.Ионы кальция могут присутствовать в любой удобной форме, но предпочтительно они присутствуют в форме растворимой соли, например хлорида или другой соли, например ацетата, фосфата, карбоната или глюконата. Хлорид кальция наиболее предпочтителен.Общее количество ионов кальция типично составляет от 0,005 до 0,1 масс.% от общей массы сухих ингредиентов, предпочтительно от 0,01 до 0,05 масс.%, более предпочтительно от 0,025 до 0,040 масс.%, наиболее предпочтительно примерно 0,035 масс.%, в расчете на массу только ионов Ca+, от общей массы сухих ингредиентов.В гелевых композициях согласно изобретению концентрация ионов кальция обычно составляет от 10 до 200 мг на 1 литр геля, предпочтительно от 20 до 100 мг/л, более предпочтительно от 40 до 70 мг/л, наиболее предпочтительно примерно 58 мг/л.Другие компонентыПри составлении композиций в виде геля используют воду, например, перед введением пациенту. Используемое количество воды является таким, чтобы получить гель подходящей вязкости при смешении с другими компонентами. Оно зависит от типа используемого карбоксиполиметиленового полимера. Типично вода составляет 750-950 г на 1 кг геля, предпочтительно 800-900 г/кг, более предпочтительно около 850 г/кг.В дополнение к существенным компонентам, описанным выше, можно использовать другие дополнительные материалы, которые являются обычными для приготовления таких композиций, например агенты для доведения pH (кислоты, щелочи, буферы), консерванты (например, метарген, пропагин), антиоксиданты, пигменты и красители, ароматизаторы, эксципиенты, носители и т.п.Условия способаДля составления композиций согласно изобретению в виде гелей для клинического использования, осуществляют следующие операции.Источник ионов кальция, например хлорид кальция, растворяют в воде. Перед или после смешения с источником ионов кальция, добавляют подходящее количество кислоты, щелочи или буферного материала для создания желательного pH конечного геля, например в диапазоне 6,5-7,5. Затем добавляют глицин при перемешивании до полного растворения. Затем медленно и внимательно добавляют карбоксиполиметиленовый полимер (например, путем постепенного добавления порошка в водную жидкость) при перемешивании. Перемешивание продолжают до полного растворения полимера. Можно проверить pH геля, чтобы обеспечить pH в требуемом диапазоне 6,5-7,5.Порядок смешивания компонентов можно изменять по сравнению с порядком, описанным в предшествующем абзаце. Например, сухие компоненты можно сначала смешать вместе, затем добавить воду в подходящем количестве для получения геля желаемой вязкости. Специалист может установить, например, путем проб и ошибок, количество воды, которое подходит для получения геля желаемой вязкости из каждой конкретной композиции ингредиентов.Гель можно готовить при любой подходящей температуре. Наиболее удобной температурой является комнатная.Условия способа получения могут отличаться и оптимизироваться методами, известными специалистам.Способ введенияКомпозиции используют в форме геля. Перед использованием пациент должен очистить свой нос. Предпочтительно должны быть мягко очищены внутренние поверхности носовой полости для максимального контакта между гелем и слизистой. Затем гель следует ввести в ноздрю (ноздри), которые подвержены кровотечению, например с использованием предварительно заполненного шприца. Предпочтительно следует заполнить всю носовую полость (это может быть сделано путем прерывистого введения геля, когда пациент показывает, что гель начинает выливаться из носа в горло). Однако заполнение всей носовой полости не является необходимым, если кровотечение прекратилось до полного заполнения носа. В ноздри может быть помещен маленький кусочек ваты или другая подходящая пробка. Пациент должен воздержаться от сморкания в течение времени, достаточного для того, чтобы позволить гелю подействовать, например 30 минут.ПРИМЕРСледующий пример приготовления композиции и использования изобретения представлен для иллюстрации изобретения и не предназначен для ограничения его объема.504 г чистой воды и 352 мл (366 г) 1М раствора гидроксида натрия помещали вместе в стеклянный сосуд. Добавляли 185 мг хлорида кальция (CaCl2·2H2O), смесь перемешивали до растворения хлорида кальция. Затем добавляли 100 г глицина при перемешивании до полного растворения. Затем при перемешивании добавляли 15 г Carbopol PNF 974 и 15 г Carbopol PNF 971. Скорость перемешивания увеличивали постепенно, поскольку получающийся гель становился более вязким. Перемешивание продолжали до растворения всего полимера. Все описанные операции проводили при комнатной температуре. Гель был проверен для того, чтобы обеспечить pH в требуемом диапазоне 6,5-7,5.

Автор:Админ

Оптимизация метаболической терапии хронических вирусных

Среди лиц, страдающих хроническим гепатитом С (ХГС), высокий удельный вес составляют потребители психоактивных веществ (ПАВ), алкоголя. В соответствии с общепринятыми стандартами, у данного контингента рекомендуется предварять активную противовирусную терапию ?светлым? периодом с отказом от приема алкоголя и ПАВ . На данном этапе важным компонентом лечения помимо психосоциальной реабилитации пациентов и повышения качества жизни является восстановление функциональных нарушений в различных органах и системах и, прежде всего, в гепатобилиарной системе, возникших под действием токсических продуктов . В настоящее время во всем мире в терапии заболеваний печени с успехом используются комплексные препараты, в состав которых входит янтарная кислота . Вместе с тем, исследований, посвященных эффективности лечения больных ХГС на этапе, предшествующем противовирусной терапии, с применением метаболических средств, с оценкой клинических и психосоциальных аспектов течения заболевания при длительной диспансеризации не проводилось. Ц е л ь и с с л е д о в а н и я . Оценка эффективности комплексной терапии больных ХГС с использованием комбинированного препарата ремаксол на этапе, предшествующем противовирусной терапии. М а т е р и а л и м е т о д ы и с с л е д о в а — н и я . Для реализации поставленной цели было проведено исследование 80 больных ХГС минимальной и умеренной активности, ?наивных? в отношении противовирусной терапии. Диагноз ХГС устанавливался на основании обнаружения у пациентов антител к вирусу гепатита С (анти-HCV, ИФА) и детекции HCV-RNA методом ПЦР с определением генотипа вируса и вирусной нагрузки. Степень активности заболевания констатировалась по данным ультразвукового сканирования печени, выраженности и регулярности цитолитического синдрома, длительности заболевания, а также данным ряда других лабораторно-инструментальных методов. Критерии включения в исследование: больные ХГС, наивные в отношении противовирусной терапии, подписавшие информированное согласие; возраст от 20 до 50 лет; отсутствие тяжелых сопутствующих заболеваний внутренних органов, включая цирроз печени; уровень общего белка выше 65 г/л; альбумины больше 46 г/л; активность аланинаминотрансферазы (АлАТ) в пределах 100-300 ед/л (N 11- 40 ед/л); концентрация щелочной фосфатазы (ЩФ) более 250 ед/л (N 117-140 ед/л); активность гаммаглютаматтранспептидазы (ГГТП) выше 100 ед/л (N 7- 50 ед/л). Критерии исключения: отказ больного от участия в исследовании; цирроз печени; нарушение больным протокола исследования; беременность, период лактации; некомплаентность; ВИЧ-инфекция; онкологические заболевания; тяжелая соматическая патология в стадии суби декомпенсации; выявление у больных, получавших лечение, нежелательных побочных реакций на препарат. Все больные были разделены на 2 группы: в 1-й группе (49 человек) пациенты получали внутривенные инфузии ремаксола (400,0 мл) на протяжении 12 дней, во 2-ой группе (31 человек) — ?активное плацебо? (400,0 мл) на протяжении 12 дней. Терапия ремаксолом проводилась до начала противовирусной терапии ХГС. Дизайн исследования: двойное слепое плацебо-контролируемое. После окончания проведения метаболической терапии всем пациентам была назначена стандартная комбинированная противовирусная терапия в соответствии с консенсусом по лечению ХГС . Характеристика препарата: ?Ремаксол? является гепатопротектором, цитопротективный эффект которого опосредуется биологическими эффектами его активных компонентов: янтарной кислоты, рибоксина, никотинамида, метионина, натрия, калия, магния хлорида . Анализ эффективности ремаксола осуществлялся на основании клинических характеристик, параметров качества жизни (КЖ) (опросник SF-36,Version 2 of the SF-36 Health Survey). Полученные результаты обрабатывались статистически с помощью компьютера Pentium IV и пакетов программ для статистической обработки ?Microsoft Excel for Windows 4,0? (?Microsoft Corp?) и ?Statistika 6,0?. Р е з у л ь т а т ы и с с л е д о в а н и я и и х о б с у ж д е н и е . По данным генотипирования, существенных отличий между двумя группами по частоте встречаемости различных генотипов HCV не отмечалось (табл. 1). Оценка активности патологического процесса в печени у пациентов до начала терапии показала, что у большинства регистрировалась умеренно выраженная активность с уровнем трансфераз от 4 до 8 норм (соответственно 85,3% и 84,4%). И только у 14,7% больных 1 (основной) группы и у 15,6% — 2-й (контрольной) группы АлАТ не превышали 3-х норм (табл. 2). С Таблица 1 Частота встречаемости различных генотипов вируса гепатита С в группах с различными методами терапии Генотип 1 группа (ремаксол), n = 49 2 группа (плацебо), n = 31 1b 28,6% 28,1% 2а 4,1% 3,2% 3а 59,2% 58,6% 1b и 2a 2,0% 3,2% Нетипируемый 6,1% 6,9% * Различия достоверны (p 0,05) при сравнении 1-й и 2-й групп. Социально значимые болезни и состояния № 1 (30) ?? 2009 158 На момент обращения наиболее часто больные предъявляли жалобы на слабость, быструю утомляемость, тяжесть в правом подреберье и снижение аппетита. При клиническом осмотре у большей части пациентов и в 1-й и во 2-й группах регистрировались астеновегетативный (85,7% и 83,9%) и диспепсический (77,6% и 71,0%) синдромы, гепатомегалия (71,4% и 51,6%). Иктеричность кожи и/или склер выявлялась лишь у каждого 5-го пациента, а геморрагический сидром встречался еще реже (табл. 3, 4). При оценке показателей КЖ у больных ХГС до начала лечения выявлено снижение как психического, так и физического компонента здоровья пациентов по всем шкалам опросника SF36 в обеих группах без существенных различий (табл. 5). Физический компонент здоровья оценивался по физическому состоянию, интенсивности боли, физическому функционированию и общему состоянию. Психологический компонент здоровья включал в себя жизненную активность, социальное функционирование, эмоциональное функционирование и психическое здоровье. Снижение данных показателей отражало ограничение повседневной деятельности больных из-за физического состояния и наличия депрессивных и тревожных переживаний у пациентов. Проведенный нами анализ клинической картины у больных ХГС позволил констатировать, что к 13-14- му дню по завершению курса инфузий ремаксола у пациентов 1-ой группы отмечалось значительное клиническое улучшение (табл. 3, 4). Существенно снизились частота и выраженность астено-вегетативного (с 85,7 до 8,2%) синдрома, при этом значительно уменьшились общая слабость (с 83,7 до 4,1%), быстрая утомляемость (с 42,9 до 4,1%) и потливость (с 2 до 0%). Аналогичная положительная Таблица 2 Степень активности ХГС в группах с различными методами терапии Степень активности 1 группа (ремаксол), n = 49 2 группа (плацебо), n = 31 Минимальная 14,7% 15,6% Умеренная 85,3% 84,4% * Различия достоверны (p 0,05) при сравнении 1-й и 2-й групп. Таблица 3 Динамика клинических симптомов у больных ХГС в группах с различными методами терапии (%), МЃ} m Симптомы 1 группа (ремаксол) n = 49 2 группа (плацебо) n = 31 0 день 13-14 день 0 день 13-14 день Общая слабость 83,7 Ѓ} 5,3* 4,1 Ѓ} 2,9** 61,3 Ѓ} 4,9* 38,7 Ѓ} 3,4 Быстрая утомляемость 42,9 Ѓ} 7,1* 4,1 Ѓ} 2,9** 61,3 Ѓ} 4,9* 19,4 Ѓ} 2,1 Снижение настроения 4,1 Ѓ} 2,9 1,1 Ѓ} 0,5** 3,2 Ѓ} 0,8 3,2 Ѓ} 0,8 Повышенная потливость 2,0 Ѓ} 1,5* 0 3,2 Ѓ} 2,5* 0 Снижение аппетита 22,4 Ѓ} 6,0* 0** 19,4 Ѓ} 7,2* 3,2 Ѓ} 1,1 Тяжесть в правом подреберье 69,4 Ѓ} 6,7* 5,1 Ѓ} 2,0** 64,5 Ѓ} 8,7* 29,0 Ѓ} 2,2 Тошнота 6,2 Ѓ} 1,2* 0 6,5 Ѓ} 4,5 0 Болезненность при пальпации в правом подреберье 8,2 Ѓ} 2,0* 0 6,5 Ѓ} 4,5 0 Гепатомегалия 71,4 Ѓ} 4,5* 51,0 Ѓ} 2,2** 51,6 Ѓ} 5,1* 41,9 Ѓ} 2,7 Желтуха 18,4 Ѓ} 5,6* 2,0 Ѓ} 1,5** 19,4 Ѓ} 7,2* 6,5 Ѓ} 1,3 * Различия достоверны (p 0,05) при сравнении показателей внутри группы в 0-й и 13-14-е дни. ** Различия достоверны (p 0,05) при сравнении 1-й и 2-ой групп. Таблица 4 Динамика клинических синдромов у больных ХГС в группах с различными методами терапии (%), МЃ} m Синдромы 1 группа (ремаксол), n = 49 2 группа (плацебо), n = 31 0 день 13 день 0 день 13-14 день Астено-вегетативный 85,7 Ѓ} 5,1* 8,2 Ѓ} 4,0** 83,9 Ѓ} 6,7* 54,8 Ѓ} 17,8 Диспепсический 77,6 Ѓ} 6,0* 2,0 Ѓ} 2,0** 71,0 Ѓ} 8,3* 29,0 Ѓ} 16,2 Геморрагический 10,2 Ѓ} 4,4* 2,0 Ѓ} 2,0 3,2 Ѓ} 3,2* 0 Холестаза 18,4 Ѓ} 5,6* 2,0 Ѓ} 2,0** 19,4 Ѓ} 7,2* 6,5 Ѓ} 2,3 Гепатомегалия 71,4 Ѓ} 6,5* 51,0 Ѓ} 7,2** 51,6 Ѓ} 9,1 41,9 Ѓ} 17,7 * Различия достоверны (p 0,05) при сравнению показателей внутри группы в 0-й и 13-14-е дни; ** — различия достоверны (p 0,05) при сравнению 1-й и 2-ой групп. № 1 (30) ?? 2009 Socially Important Diseases And States 159 динамика отмечалась и по диспепсическому синдрому, частота встречаемости которого снизилась с 77,6 до 2%, что проявилось уменьшением тяжести в правом подреберье (с 69,4 до 5,1%), тошноты (с 6,2 до 0%), жалоб на снижение аппетита (с 22,4 до 0%). Во 2- ой группе частота астено-вегетативного и диспепсического синдромов к окончанию терапии составила 54,8% и 29,0% соответственно. Положительная динамика в 1-ой группе пациентов отмечалась и по более редко встречающимся геморрагическому и холестатическому синдромам: до начала терапии они выявлялись у 10,2% и 18,4% соответственно, а к 13-му дню они обнаруживались лишь у 2% пациентов. У 1-ой группы пациентов к концу терапии значительно реже выявлялись гепатомегалия, по сравнению с группой плацебо (табл. 3, 4). Переносимость ремаксола у всех пациентов 1-й группы была хорошей, побочных явлений при применении препарата не зафиксировано. При анализе данных по окончании терапии было выявлено, что в 1-й группе (ремаксол) достоверно улучшились показатели физического функционирования (с 85,5 Ѓ} 2,7 до 96,4 Ѓ} 3,8) и общего состояния (с 80,7 Ѓ} 3,1 до 95,5 Ѓ} 3,7), тогда как во 2-й группе существенного увеличения данных параметров не произошло (табл. 5). В то же время, в обеих группах увеличились показатели физического состояния, интенсивно ти боли, жизненной активности и психического здоровья, но в 1-й группе увеличение показателей существенно выше. В сферах эмоционального и социального функционирования достоверного увеличения количества баллов в обеих обследуемых группах не произошло (табл. 5). В ы в о д ы 1. Использование корректора клеточного метаболизма и регулятора энергетического обмена клеток — ремаксола в составе комплексной патогенетической терапии больных ХГС значительно улучшает клинические показатели с уменьшением частоты и выраженности астеновегетативного, диспепсического, геморрагического и холестатического синдромов, гепатомегалии. 2. Применение Ѓбметаболического гепатопротектораЃв ремаксола улучшает качество жизни больных с хроническими вирусными гепатитами, нормализуя показатели физического, психического компонентов здоровья и, особенно, физического функционирования и общего состояния. 3. Препарат ремаксол хорошо переносится всеми пациентами, и при его применении не было выявлено побочных эффектов, требующих отмены препарата. с соавт. Янтарная кислота в системе метаболической коррекции функционального состояния и резистентности организма.- СПб., 1998.- С. 82. Лекарственные средства в фармакотерапии патологии клетки.- М., 2007.- 136 с. Хронический гепатит С и алкоголь // Фарматека.- 2006.- № 9.- С. 19-21. Концепция исследования качества жизни в медицине / , , П. Кайнд.- СПб.: Элби, 1999.- 140 с. Руководство по исследованию качества жизни в медицине / , .- СПб.: Издательский дом «Нева»; М.: ОЛМА ПРЕСС; Звездный мир, 2002.- 320 с. Огурцов П., Абдурахманов Д., Мухин Н., Бурневич Э. с соавт. Трудности противовирусной терапии хронического гепатита С у больного с набором неблагоприятных признаков ответа на лечение // Врач, 2008.- № 1.- С. 20-26. , , Оптимизация этиопатогенетической терапии хронического гепатита С / Методические рекомендации.- СПб., 2004.- 166 с.

Автор:Админ

Роль липидов в устойчивости семядольных

Введение Вопрос о роли липидов в формировании холодоустойчивости растений широко обсуждается в литературе [Lyons, 1973; Raison, 1973; Александров, 1975, 1985; Browse, Xin, 2001; Iba, 2002; Трунова, 2007; Upchurch, 2008]. Предложенная более 30 лет назад гипотеза связывает адаптацию растений к неблагоприятным температурам со способностью мембранных липидов к фазовым переходам посредством изменения количества ненасыщенных жирных кислот. Это показано в многочисленных исследованиях о влиянии низких закаливающих и повреждающих температур на холодоустойчивые виды [Lyons, 1973; de la Roche et al., 1975; Lynch, Steponkus, 1987; Новицкая и др., 1990; Шаяхметова и др., 1990 и др.] и повреждающем действии низких положительных температур на теплолюбивые растения [Новицкая и др., 1999, 2000; Новицкая, Трунова, 2000]. Значительно меньше данных о роли липидов в реакциях теплолюбивых растений на действие низких закаливающих температур, индуцирующих увеличение холодоустойчивости [Wilson, Grawford, 1974; Нюппиева, Маркова, 1988; Климов и др., 1996], и они зачастую носят противоречивый характер. Исследование двух типов воздействия низкой закаливающей температуры (постоянного и кратковременного периодического) на проростки огурца показало, что растения реагируют на оба воздействия повышением холодоустойчивости . При этом величина прироста устойчивости у растений в ходе постоянного многосуточного закаливания при температуре 12 °С была в 3 раза ниже, чем у растений после ежесуточного, но кратковременного действия той же температуры. Дальнейшее изучение феноменологии, моделирование процесса формирования холодоустойчивости, а также опыты по последействию указанных температурных режимов позволили высказать предположение, что механизмы формирования устойчивости растений в условиях постоянного и кратковременного ежесуточного действия низкой температуры различны . (68 )Целью настоящей работы было выяснение роли липидов в формировании холодоустойчивости семядольных листьев теплолюбивого растения огурца при разных способах воздействия на растение низких закаливающих температур. Материал и методы Семена огурца (Cucumis sativus L., гибрид Зозуля) проращивали в чашках Петри в термостате при 28 °С в течение суток, затем высаживали в вазоны с песком (полив питательным раствором Кнопа с добавлением микроэлементов, рН 6,2-6,4) и помещали в камеры искусственного климата. Относительная влажность воздуха составляла 60-70 %, интенсивность света 100 Вт/м2 при освещении лампами ДРЛ-400 и 12 ч фотопериоде. До начала эксперимента растения выращивали в оптимальных условиях: 2 сут при 30 °С до выноса семядолей над поверхностью субстрата и 2 сут при 23 °С до полного раскрытия семядолей. По достижении фазы полностью раскрытых семядолей растения подвергали в течение 6 сут низкотемпературным обработкам: выращивали при постоянной суточной температуре 12 °С (вариант постоянной низкой температуры — «ПНТ») или ежесуточно снижали температуру до 12 °С на 2 ч в конце ночи путем перестановки растений между камерами (вариант кратковременных ежесуточных снижений температуры — «ДРОП»). Растения контрольного варианта оставались при температуре 20 °С на протяжении всего эксперимента. Для анализа ежесуточно брали образцы семядольных листьев у растений всех вариантов опыта. Холодоустойчивость растений определяли при помощи метода ЛТ50 на семядольных листьях . При этом о приросте устойчивости судили по разнице между температурой, вызывающей гибель клеток в высечках опытных и контрольных растений. Для исследования жирных кислот (ЖК) взвешенные образцы листьев фиксировали в течение 5 мин кипящим 80%-м этиловым спиртом. После упаривания этанола липиды экстрагировали смесью хлороформа с метанолом , отмывали от нелипидных компонентов и высушивали до постоянного веса над фосфорным ангидридом, взвешивали и проводили прямую переэтерификацию жирных кислот в растворе метанола с хлористым ацетилом . Полученные метиловые эфиры анализировали методом газожидкостной хроматографии на капиллярных колонках ZB-FFAP длиной 50 м, с внутренним диаметром 0,32 мм и толщиной слоя жидкой фазы 0,50 мкм при температуре 225°. Количественное определение ЖК проводили с помощью внутреннего стандарта — известного количества бегено-вой кислоты, добавляемой к раствору липидов. Идентификацию ЖК осуществляли сравнением хроматографических подвижностей со стандартными ЖК. Опыты выполнены в шести- (определение холодоустойчивости) и трехкратной (анализ липидов) биологических повторностях. Данные обработаны статистически с использованием пакета программ Statgraphics for Windows 7.0. Результаты и обсуждение Увеличение холодоустойчивости семядольных листьев проростков огурца в обоих вариантах низкотемпературного воздействия начиналось со вторых суток (рис. 1). Однако при постоянном действии низкой закаливающей температуры (вариант ПНТ) максимальный уровень холодоустойчивости достигался к началу третьих суток, а при кратковременном (вариант ДРОП) — на пятые сутки опыта, причем по окончании эксперимента прирост холодоустойчивости у растений варианта ДРОП был в 3 раза выше, чем у растений варианта ПНТ (рис. 1). Анализ изменения содержания общих липи-дов семядольных листьев огурца показал, что у растений, подвергнутых постоянному действию низкой температуры 12 °С, к концу опыта оно возросло на 69 %, тогда как у контрольных растений и в случае кратковременного воздействия низких температур, напротив, снизилось от первоначального уровня на 22 % и 40 %, соответственно (табл.). Сумма жирных кислот общих липидов в ходе эксперимента претерпела аналогичные изменения: в варианте ПНТ суммарное количество жирных кислот к концу опыта возросло на 28 %, а в варианте ДРОП и у контрольных растений — снизилось на 46 % от первоначального значения (табл.). Содержание основных ЖК — пальмитиновой 16:0, стеариновой 18:0, олеиновой 18:1(n-9), линолевой 18:2(n-6) и линоленовой 18:3(n-3) -приведено в таблице. Суммарное содержание обеих названных полиеновых ЖК в течение всего опыта оставалось практически на одном уровне во всех вариантах, составляя около 70 % от общего количества ЖК, что согласуется с известными литературными данными для огурца , однако динамика этих ЖК в различных вариантах опыта существенно различалась. На фоне снижения содержания ЖК выявлено стабильное возрастание относительной концентрации линоленовой кислоты в контроле и варианте ДРОП, достигающей к концу опыта 60 % суммы всех ЖК (рис. 2), тогда как содержание линолевой кислоты в этих вариантах падало до 10 % (рис. 3). При постоянном воздействии пониженной температуры 12 °С содержание этих кислот сохранялось практически неизменным — 45-50 % для 18:3(n-3) и около 25 % для 18:2(n-6). Настоящая работа выполнена на формирующихся семядольных листьях огурца. Особенностью данного периода развития растений огурца является наличие смешанного типа питания (гетеротрофного и автотрофно-го), характеризующегося, с одной стороны, активным расходованием запасных веществ, включая липиды, а с другой — использованием Рис. 1. Динамика прироста холодоустойчивости семядольных листьев огурца при ежесуточном кратковременном (ДРОП) и постоянном (ПНТ) действии закаливающей температуры 12 °С 69 Динамика содержания общих липидов и основных жирных кислот (ЖК) семядольных листьев огурца в контроле, при ежесуточном кратковременном (ДРОП) и постоянном (ПНТ) действии закаливающей температуры 12 °С ВариантВремя,Содержание липидов,Содержание жирных кислот, мг/г опытасуткимг/гСумма ЖК16:018:018:1(n-9)18:2(n-6)18:3(n-3)18:3(n-3)/18:2(n-6) Контроль010,15,70,90,30,21,32,62,0 112,25,60,90,30,21,42,51,8 27,95,80,80,30,21,22,92,4 39,54,20,60,20,10,62,44,0 69,53,00,40,10,10,31,86,0 ДРОП010,15,70,90,30,21,32,62,0 115,27,01,00,40,32,02,81,4 27,44,50,60,20,10,62,64,1 311,31,90,30,10,10,21,26,0 67,33,10,50,10,10,31,96,4 ПНТ010,15,70,90,30,21,32,62,0 19,56,20,90,30,21,82,71,5 214,45,50,70,40,31,42,31,7 319,35,40,80,20,11,42,61,9 620,57,11,00,40,31,73,31,9 Рис. 2. Динамика содержания линоленовой кислоты 18:3(n-3) общих липидов семядольных листьев огурца в контроле, при ежесуточном кратковременном (ДРОП) и постоянном (ПНТ) действии закаливающей температуры 12 °С Рис. 3. Динамика содержания линолевой кислоты 18:2(n-2) общих липидов семядольных листьев огурца в контроле, при ежесуточном кратковременном (ДРОП) и постоянном (ПНТ) действии закаливающей температуры 12 °С (70 V новых ассимилятов развивающихся семядольных листьев. Именно с этим, по-видимому, может быть связано снижение количества общих липидов и ЖК у контрольных растений на протяжении шести суток опыта. Однако при этом в контроле отмечено возрастание степени ненасыщенности жирных кислот при сохранении неизменного уровня суммы ПНЖК, о чем свидетельствует увеличение в ходе эксперимента отношения 18:3(n-3)/18:2(n-6) (табл.). Увеличение степени ненасыщенности жирных кислот в процессе развития листа связывают с биогенезом хлоропластов, мембраны ти-лакоидов которых отличаются высокой (до 85-90 %) степенью полиненасыщенности . Подтверждение фундаментальной роли высокого уровня полиненасыщенности липи-дов мембран хлоропластов в биогенезе хлоро-пластов было получено и при сравнении роста и развития растения Arabidopsis thaliana L. и его мутантов, дефектных по синтезу десату-раз, в условиях оптимальной и низкой температур: дефицит ненасыщенных жирных кислот у мутантов приводил к недоразвитости ультраструктуры хлоропластов и хлорозу листьев в оптимуме и при низких температурах [Hugly et al., 1989; Hugly, Somerville, 1992]. У опытных растений при постоянном действии низкой температуры (ПНТ) на протяжении шести суток отмечено возрастание содержания общих липидов и жирных кислот (табл.). Холодоустойчивость растений этого варианта начинала повышаться на вторые и достигала максимума на третьи сутки опыта (рис. 1), что сопровождалось увеличением содержания общих липидов и ЖК (табл.). При этом относительная концентра ия линолевой кислоты падала, а линоленовой — возрастала на вторые сутки, после чего этот показатель медленно возвращался к исходным значениям. В контрольном и ДРОП вариантах наблюдалось стабильное уменьшение относительного содержания 18:2(n-6) (рис. 3) и столь же стабильное увеличение относительной концентрации 18:3(n-3) (рис. 2), причем в случае периодического холодового воздействия эти процессы протекали более эффективно. Из литературы хорошо известно, что линоленовая кислота не только защищает растительные клетки от холодового повреждения , но и, являясь необходимым компонентом фотосинтетического аппарата, способствует его функционированию при низкой температуре [de la Roche et al., 1972; St. John et al., 1979; Laskay, Lehoczki, 1986; Kodamа et al., 1994; Wada et al., 1994; Routaboul et al., 2000; Ariizumi et al., 2002; Lee et al., 2005]. Так, увеличение содержания линоленовой кислоты (18:3) позволяло трансгенным растениям томата с повышенной экспрессией гена ы-3 деса-турации жирных кислот поддерживать высокую скорость выделения О2, большую по сравнению с диким типом фотохимическую активность и препятствовало низкотемпературному фотоин-гибированию фотосистем I и II . Кроме того, при постоянном действии низкой температуры на проростки огурца синтез ли-нолевой кислоты 18:2(n-6), являющейся также одним из компонентов низкотемпературной адаптации растений , поддерживался на постоянном уровне. Соотношение содержания линоленовой кислоты к линолевой 18:3(n-3)/18:2(n-6) рассматривают в качестве показателя нормального развития растений, и, как было показано на растениях ячменя, в этом случае оно должно быть не менее 2 . В нашей работе в ходе шести суток опыта у растений варианта ПНТ этот показатель находился на уровне менее 2 (1,8-1,9, за исключением его подъема до 2,9 на вторые сутки), подтверждая отсутствие значительных изменений степени ненасыщенности жирных кислот липидов у теплолюбивого растения огурца при длительном низкотемпературном воздействии [Wilson, Crawford, 1974; Pike et al., 1990; Новицкая и др., 1999; Новицкая, Трунова, 2000; Erez et al., 2002]. Таким образом, увеличение содержания общих липидов и ЖК на фоне ингибирования ростовых процессов, по-видимому, свидетельствует об участии ли-пидной составляющей, прежде всего, в повышении холодоустойчивости семядольных листьев огурца при постоянном действии низкой закаливающей температуры. С другой стороны, низкая температура препятствует образованию линоленовой кислоты 18:3(n-3) в количествах, необходимых для нормального развития фотосинтетического аппарата и обеспечения активного роста и синтеза других необходимых веществ . Динамика содержания липидов у растений ДРОП-варианта была сходной с контролем и выражалась в постоянном снижении общих липидов и ЖК (табл.). Состав ЖК также менялся аналогично контролю, несколько превышая его по количеству синтезированной линоленовой кислоты 18:3(n-3) (табл.). Соответственно и отношение содержания линоленовой кислоты к линолевой 18:3(n-3)/18:2(n-6) на протяжении опыта было выше, чем в контроле, что, по-видимому, может быть связано с возрастанием активности процесса ы-3 десатурации линолевой кислоты. В работе Сузуки с соавторами на трансформированных клетках цианобактерии Synechocystis sp. (71 J PCC 6803 с введенным в ее геном геном лю-циферазы под контролем промотора одной из ш-3 десатураз была показана активация этого промотора при понижении температуры, что приводило к усилению свечения клеток с максимумом через 3-4 ч. Эти данные позволяют предполагать, что значительное увеличение линоленовой кислоты у растений, ежесуточно подвергаемых двухчасовому снижению температуры (ДРОП), может быть связано с периодической индукцией одной из ы-3 десатураз. Высказанная гипотеза подтверждается и сходством временных параметров этих процессов. Известно, что увеличение количества линоленовой кислоты обеспечивает не только более высокий уровень фотосинтетических процессов, но и повышение холодоустойчивости [Hugly, Somerville, 1992; Routaboul et al., 2000; Liu et al., 2008], а также общей резистентности растений . Ранее нами было показано, что при кратковременном низкотемпературном воздействии (ДРОП) на растения одновременно с повышением устойчивости к холоду возрастает устойчивость к теплу и действию патогена , что свидетельствует о повышении общей резистентности организма. После ДРОП-воздействия, особенностью которого является периодическая смена в течение суток низкой закаливающей и оптимальной температуры, растения, наряду с повышенной холодоустойчивостью, отличаются и высокой функциональной активностью . Факт увеличения устойчивости этиолированных проростков огурца при прерывистом действии низкой температуры, сопровождающегося в последующий тепловой период возрастанием содержания жирных кислот, особенно линоленовой кислоты, установлен в работе Эреза с соавторами . В опытах на арабидопсисе Arabidopsis Col-0 было отмечено, что кратковременное шестичасовое воздействие низкой температуры привело к более широкому спектру физиологических и биохимических изменений, чем длительное 78-часовое . Полученные нами, а также литературные данные позволяют предполагать, что значительное повышение холодоустойчи